Суббота 24 Февраль 2024   Українська  /   Русский       Карта сайта  
Детская страничка - Рассказы для детей


На этой страничке мы подобрали христианские рассказы для детей.
Пусть Радость Божья наполняет и их сердца!




Мальчик с горящим сердцем

Мальчик с горящим сердцем



Глава 1.
Давным-давно где-то далеко в горах жила маленькая солнечная страна. Называли её солнечной не просто так. В этой стране были необычные люди - в груди у каждого находился кусочек солнца, маленькая сияющая частичка, от которой вокруг всегда становилось тепло и светло. Вся страна, все ее города и деревеньки светились этим волшебным золотым светом, который исходил из сердца каждого человека. Тепло и свет разливались повсюду. Поэтому вокруг было огромное множество благоухающих лугов, прекрасных цветов, переливающихся всеми красками радуги, и деревьев, шуршащих на ветру большими кронами, дающими сладкие плоды круглый год. У них не было зимы. Трава всегда была зеленой, деревья пышными, цветы никогда не вяли, и воздух, всегда теплый, наполненный сладкими ароматами, окутывал каждого приходящего своим волшебством и свежестью.
Люди жили в маленьких жёлтых домиках с треугольными крышами. У них не было ни печек, ни каминов. Сами люди излучали повсюду тепло. А когда наступала ночь, пора снов, они ложились в мягкую постель, укутывая свой свет в теплые одеяла и пряча его от внешних глаз. Тогда во всей стране становилось абсолютно темно, наступала хрустальная тишина. И загорались цветные звезды. Их было так много, что, если долго смотреть вверх, кажется, будто кружится голова. И ты уже стоишь не на земле, а в самом сердце неба, совсем рядышком с этими звёздами.
В одну из таких ночей в этой прекрасной стране родился мальчик. Также, как и у всех жителей, в момент рождения у него в груди загорелся кусочек солнца, его собственный огонёк тепла и света. Он родился совсем маленьким и беззащитным, но с первых дней уже умел улыбаться и его свет играл тенями на стенах. Тогда, лёжа беззаботно в своей колыбельке, он еще не знал, что ждёт его впереди. Как его горящее сердце сможет изменить мир и сердца многих и многих людей. Его звали Май.
Май рос красивым и жизнерадостным ребенком. Он обладал красивым лицом, светлыми волосами, и лучезарной улыбкой. Голубые как небо глаза светились кристальной чистотой. Жизнь, его детство - всё шло своим чередом. И он ничем не отличался от остальных детей. Пока однажды не получил особенный подарок. Да, да - именно подарок. Хотя сам он вначале посчитал это просто находкой. А произошло все так.
Как обычно после вкусного маминого завтрака Май пошёл играть в сад. Там было много интересных забав: можно было устроить футбольный матч из помидор, строить целые замки из камешков и песка, организовать бега улиток. Да много чего интересного может таить в себе сад, и не только сад - любое место, если только внимательно присмотреться. Вот Май и решил присмотреться, только к другому месту. И побежал гулять на небольшую речушку, которая находилась недалеко от его дома.
Прекрасное место! Весёлое журчание воды, перекатывающейся через гладкие серые камни, веселил слух. Кустарники вокруг задевали своими ветками воду и сразу отскакивали вверх из-за сильного течения, как будто заигрывая с ручейком. Но самое интересное в этом месте было кое-что другое - лягушки. Этих замечательных созданий вокруг ручья была тьма-тьмущая - и оранжевые, и ярко-зеленые, и жёлтые, с гладкой, всегда мокрой, блестящей кожей, с огромными выпуклыми глазами, похожими на две бусины. Любимое занятие зелёных жителей ручья было заводить песню про какое-то своё "ква-ква-ква". Сколько раз Май не пытался выяснить, что же всё-таки значит их "ква-ква-ква", они так и не признавались. Только тихо на ухо сказали мальчику, что это их лягушачья тайна.
Май в свою очередь тоже имел своё любимое занятие: наш герой подкрадывался к ним тихо, неслышно, пока они поют, а потом внезапно выскакивал из-за кустов со словами "БУ, лягушки!" и смотрел, как они от неожиданности плюхаются лапками вверх в речку и траву. И каждый раз после очередной такой облавы Май долго и звонко смеялся. Лягушки тоже смеялись, но не забывали в отместку облить мальчика с ног до головы студеной водой из ручья. Каждый такой день казался Маю прекрасным.
Но, к сожалению, даже будучи прекрасными, дни всегда заканчиваются. Когда садилось солнце, лаская своими розовыми лучами землю, становилось вокруг так тихо, так спокойно, тогда Май понимал - пора и ему идти спать, чтобы дать лягушкам и ручью отдохнуть. Ведь свет его сердечка светил в темноте так ярко, как сам день, не давая земле перейти в ночь.
Май поднялся и уже почти направился в сторону дома, как вдруг увидел какой-то блеск на реке. О нет, это не был блеск воды в лучах солнца. Это было что-то похожее...похоже...Май долго присматривался, чуть щуря глаза... и понял! Это была бутылка! Она довольно быстро плыла по реке, перекатываясь по камешкам. "Странно" - подумал Май - "Кто мог бросить бутылку в ручей?". И когда она проплывала прямо возле него, он заметил, что внутри бутылки что-то есть. Он хотел было схватить её - любопытство посмотреть, что там внутри, сразу защипало в груди. Но, в последний момент, мальчик одёрнул руку, подумав: "А вдруг она чья-то. Как-то нехорошо будет взять…"
И вот бутылка отплывала все дальше и дальше, почти скрываясь за горизонт. Май смотрел ей вслед. Кулаки его сжались: "Я должен узнать, что в ней!" - подумал он, и со всех ног побежал вдоль ручья. Бутылка была уже далеко, быстро изворачивалась между скользкими камнями. Но Май не сдавался и бежал дальше, периодически протягивая руку за ней. В какой-то момент казалось, он уже почти схватил её, но очередной поворот ручья несколько камней - и бутылка снова ускользала. Май решил обхитрить и реку, и бутылку, перепрыгнув через воду на другую сторону, одновременно хватаясь пальцами за резную крышечку заветной добычи. И вот одно мгновение - находка уже в его руках мальчика! Он победителем стоял над рекой и добычей. Держа ее, он пока не знал, каким подарком и испытанием она станет для него.

Глава 2.
Бутылка оказалась очень необычной. Май такую никогда не видел. Она была хрустально-голубого цвета, вся обвитая изящными узорами. На крышечке вырисовывалась гравировка в виде двух букв "КО". Внутри лежал скрученный листок бумаги, аккуратно перевязанный синей ленточкой. Май сразу понял – это непростая бутылка, это было послание.
Мальчик сел на ближайшее бревно и решил открыть её. Пришлось изрядно потрудиться, но, в конце концов, ажурная крышечка поддалась и с легким звуком "дзинь" оказалась в руках. Как только находка была вскрыта, оттуда на мгновение вылетел сизый ветерок, повеяло холодом, как будто внутри кто-то заключил само дыхание севера. Этот чуждый воздух, оказавшись на свободе, превратился в белые снежинки и сразу растаял от тепла Майиного сердца. Наш юный герой еще никогда не видел снежинок, кроме как на картинках из книжек, которые ему читала мама вечерами.
Листок покрывал мелкий острый иней. Май аккуратно развернул послание, бумага хрустела под тонкими пальцами. Письмо было написано красивым ровным подчерком, фиолетовыми чернилами. Он начал читать:



"Дорогой друг!
Если Вы получили это письмо, значит, мои молитвы услышаны!
Меня зовут Одетта. Я королева небольшой, но прекрасной страны Флорентии. Это страна цветов. С древних времен мой народ занимался цветоводством и ароматами, мы хорошо преуспели в этом занятии. Множество чужестранцев приезжало к нам, только чтобы полюбоваться нашим цветам и насладиться ароматам, полученным из этих цветов. Мы жили мирно, всегда помогая друг другу. Мы были счастливы. Пока не случилась беда. Я не знаю, как и что случилось, все произошло так быстро. На наш город налетел сильный ледяной ветер, он пронизывал нас до костей своим колючим дыханием так долго, пока один за другим жители не начали падать, превращаясь в ледяные фигуры. Я не знаю откуда этот дух прилетел, и почему сотворил с нами это зло. Я просмотрела все наши книги мудрости – ничего подобного там не описано. Наверное, книги не всегда дают нам ответы, которые нужны. И единственное, что я нашла - это вот эту запись:

Холодом лютым покрыта земля,
Хоть звёзды не гаснут, но солнце не греет,
Что с тобой стала цветная земля?
Снег и метель лишь вокруг тебя веют.
В рабстве стальном зло продержит тебя,
Каждый цветок мглою будет заснежен.
Но в первый день, когда солнце придет,
Выйдет к вам тот, кто в спасение верит.
Своим сердцем всех он в тот час согреет.
Солнца кусочек несет он в руках,
И от лучей в тьме достаточно света.
Жди его,
веришь ли в это?

Я и все моё королевство решили верить. Мы верим, что найдется способ спасти нас.
Пожалуйста, не оставьте нас. Помоги спасти мою страну.


Королева Одетта"

Май был ошарашен. Он никогда еще не читал писем и никогда не задумывался, что кроме его страны, его дома, его сада существуют еще другие страны, дома, сады. И в них живут такие же люди. А они такие же? Какие люди там живут? Они выглядят так же как Май? Или совсем по-другому? О чем они думают? Чем живут? Голова мальчика шла кругом.
Но как бы они не выглядели, о чем бы не думали, сейчас эти люди в опасности. И Май уже не мог сидеть на месте - надо было что-то делать. Надо было срочно помочь им! А живы ли они еще? Он должен все рассказать! Наш юный герой быстро соскочил и побежал домой. Он бежал так, что даже не чувствовал, что прохладная трава под ногами покрылась ночной росой, вокруг было практически темно. Бóльшая часть жителей уже укладывалась в свои теплые одеяла. Подбежав к дому, он громко распахнул дверь и сразу направился в кухню, где, судя по громыханию посуды, как раз находилась та, кого он искал - его мама.
Это была приятная женщина, невысокого роста, с волосами цвета шоколада. От нее всегда пахло ванильными печеньем и корицей - Май так любил этот запах. А ее зелёные глаза всегда излучали какое-то неведомое тепло. Также, как и у её сына, в ее груди горел огонь.
- Что случилось? Ты не пришёл к ужину. Где задержался? - спросила мама, повернувшись в сторону двери, из рук не выпуская полотенце.
Май запыхался и не мог произнести ни слова, ему пришлось согнуться, оперившись руками о колени и отдышаться, чтобы сказать хоть слово:
- Мам, ты не поверишь! ...Такое случилось! ...Я такое нашёл! - Май из-за отдышки не мог нормально договорить фразу и протянул бутылку.
Женщина, удивленно посмотрев на сына, приподняла брови так, что ее круглые глаза казались eщё более огромными.
- Что это? - спросила она.
- Бутылка...с посланием. - единственное, что, задыхаясь, смог вымолвить Май.
- Где ты ее взял? - продолжила она.
- Я выловил ее из реки... Там письмо... Посмотри... Это очень важно! Там люди в беде. Нужно срочно что-то сделать!
Пока он договаривал, мама, подойдя ближе к каминному свету, уже разворачивала и читала письмо. Май подбежал к ней, чтобы продолжить свой рассказ, отчаянно тыкая в листок так, что невозможно было разглядеть ни слова:
- Вот видишь! Смотри! Они пишут про холод и просят о помощи! Это письмо от самой королевы!
Мальчика захлёстывали эмоции.
- Подожди, сынок, - я читаю. - спокойно, не отрываясь от листа бумаги, и поднимая его выше Майиной головы, ответила мама.
Сын замолчал. Но пока она читала, он стоял неподвижно и не отрывал от неё глаз, пытаясь хоть что-то прочитать на её лице. Ведь мама должна знать, что делать в таких сложных ситуациях! Взрослые всегда знают, что делать! Но, как обычно, именно при сложных ситуациях, её лицо кроме сосредоточенности ничего не выражало.
Наконец, дочитав письмо, но всё ещё не поднимая глаз, она медленно свернула послание и села в кресло. После нескольких минут молчания, которые показались Майю вечностью, она подняла голову и пристально, прямым взглядом посмотрела на мальчика.
- Что ты об этом думаешь, сынок?
Май остолбенел. Всё его тело застыло в вопросительной позе: руки были распахнуты в стороны ладонями вверх, плечи подняты. И в этом нелепом положении он стоял неподвижно.
- Я не знаю, мам, ... я хотел знать, что думаешь ты. - сглотнув сухим горлом, ответил Май.
Её глаза по-прежнему не отрывались от сына.
- А что ты знаешь о других землях, городах или о людях, которые живут за пределом нашей страны?
Мальчик все также не двигался.
- Я... я не знаю, мам, ... я мало что знаю о них... я..., наверное, ничего не знаю...
Голос его дрожал, теперь он выглядел еще растеряннее и был похож на брошенного в дождь щенка: рубашка совсем съехала набок, верхние пуговицы расстегнулись, а на мокрых от росы ботинках виднелись коричневые пятна речной глины - он даже, не заметил, что забыл разуться.
Мама наклонила голову, её взгляд сменился мягкостью и пониманием. В это мгновение Маю показалось, что вся комната наполнилась светом и какой-то неведомой глубиной. Он даже отчётливо увидел, что её огонёк в груди заблестел ярче.
- Садись. - сказала она, указывая ему на старый мягкий пуфик возле себя.
Май тут же приземлился, облокотившись руками и головой на подлокотник кресла. Но вопросительное выражение все еще не сходило с его лица. Она с улыбкой сняла с него мокрые ботинки, погладила по волосам и начала рассказ:
- Я тебе расскажу то, что до этого никогда не рассказывала. Но вижу ты достаточно взрослый, чтобы понять. Когда-то в нашей стране было время засухи. Это случилось еще до твоего рождения. Очень долго не было дождя. Прошла зима, настала весна. И мы как обычно посадили на наши поля кукурузу. Весна прошла, настало лето, но дождя так и не было. Наши семена погибли. Мы посадили другие. Прошло лето, и осень. В ожидании дождя, эти семена тоже погибли. Было ясно, что нас ждёт голод. Но ты знаешь, твой отец очень смелый человек. - улыбнувшись Маю, она продолжала, - Когда-то он слышал от своего прадедушки историю о том, что где-то далеко, на севере тоже живут люди, которые одеваются в смешные дивные костюмы и едят похлёбку из ромашек. - при этом воспоминании она невольно рассмеялась и потрепала Майины волосы.
- Твой отец вспомнил об этом и решил попытать счастья. Он сказал, что отправится в путешествие на поиски этого северного народа, чтобы попросить у них семян. Мы не были уверены, что кто-то и где-то кроме нас живёт на этой земле, не были уверены, что прадедушкины сказки не были только сказками. И до того времени никто никогда не выходил из города дальше полей. Но это была единственная надежда. Поэтому, чтобы проводить твоего отца в путешествие, собрался весь город. Все лучшие остатки еды, которые только нашлись, мы отдали ему в дорогу. - промолвила она, посмотрев в окно.
- И он ушёл.
Её мысли сами собой унеслись в неведомую даль. Мальчик затаил дыхание и ждал, пока слова матери cнова не прервут молчание.
- Его не было долгих шесть месяцев. - продолжила она. - Но мы ни на одну минуту не переставали ждать. Каждый вечер, при лучах заката я смотрела на поля - не появится ли там человек? И однажды он появился – это был твой отец, он вернулся. На горизонте я увидела не только его, но ещё и лошадь с повозкой, на которой было десять мешков семян. Он привёз пшено. Наша надежда на неизвестный город спасла нас от голода при помощи одного человека, абсолютно обычного человека – твоего отца.
Мама снова с улыбкой взглянула на сына.
- Тот, народ, который он нашёл, не знал, что такое кукуруза. Они подарили нам то, что имели - пшено. Поэтому с тех времен мы выращиваем пшено.
Май заворожено смотрел на мать.
- Почему вы мне раньше этого не рассказывали?
Мама тепло улыбнулась, как будто снова посылая свои мысли в даль. И умолчав о том, что сейчас было в её сердце, продолжила:
- Всему своё время, сынок. Всему своё время...
Она поднялась с кресла, поправила Маю рубашку и погладила по щеке.
- Тебе пора отдыхать.
- Но мам! - запротестовал сын. - Мы так и не решили, что делать с письмом. Это так важно!
- И именно поэтому будешь решать все завтра, когда отдохнёшь. - продолжала неумолимая мать, подталкивая сонного сына к его комнате.
Невольно её слушаясь, и уже видя перед собой приближающуюся дверь комнаты, наш герой по дороге начал снимать одежду, ботинки, носки. Сквозь затемнённую спальню, с окна свет падал на его кровать. От усталости Май почти на ощупь пробирался по комнате сквозь игрушки, книжки, рогатки, оставленные его младшими братьями. Почувствовав приятную прохладу подушки, мальчик спокойно опустился в объятия одеяла, которое мама уже держала наготове укутать сияющее сердечко сына, чтобы погрузить комнату в мягкую, успокаивающую темноту. Последнее, что он увидел в щели закрывающейся двери комнаты - это вернувшегося с работы отца. Май хотел было соскочить и подбежать к нему, чтобы рассказать все, что сегодня с ним произошло, но усталость, сонное сопение братьев и убаюкивающая темнота с еле заметным лунным светом, пробирающимся через открытое окно, сделали своё дело - Май погрузился в загадочный мир снов.

Глава 3.
Утром, в ещё тёплой пелене сновидений, Майю виделись белые шары воздуха, плавящиеся в остатках сладкого ночного отдыха. Где-то там, вдалеке слышались разговоры его братьев, грохот посуды. Все эти звуки в его сонной голове превращались в череду разноцветных лёгких пятен, среди которых отчётливо послышался голос отца. Отчего пелена забытья начала быстро рассеиваться, и внутри образов сна закружились воспоминания: отец, бутылка, королева... От этих мыслей Май резко проснулся и сразу соскочил с кровати. Одеяло упало ему под ноги. Торопясь, он побежал по комнате в сторону доносившихся голосов, запнулся об игрушки братишек, одеяло предательски запуталось в ногах, из-за чего он не вышел из комнаты, а вывалился в кухню, тут же упав перед столом, за которым в этот момент завтракала вся семья. Он почти выкрикнул:
- Отец!
Все единодушно с удивлением уставились на нашего героя. Май, смутившись от своего нелепого появления, одной рукой вытащил из-под ног одеяло, другой попытался пригладить растрёпанную копну волос, и уже тихим голосом почти пробурчал себе под нос:
- Я хотел с тобой поговорить, пап.
Отец был худощавый и очень высокий мужчина. Отчего мама Майя, не отличавшаяся большим ростом, рядом с ним смотрелась еще милее. У него были яркие пронзительно зелёные глаза, большие руки и светлые волосы, отливавшие на солнце ряженой. Когда глава смеялся своим басистым раскатистым смехом, его глаза обрамляли многочисленные глубокие морщинки, похожие на рисованные карты причудливых рек из старых учебников географии. И казалось, весь дом ходил ходуном в такт его смеху. Горящее сердце этого доброго гиганта иногда тоже отливало сильной ряженой. Майино сердце было совершенно иного оттенка, оно отливало скорее тёплым, мягким золотом.
Отец спокойно улыбнулся:
- Так иди умывайся и садись с нами завтракать. Сегодня у мамы получились отличные лепёшки, пальчики оближешь.
Мальчик послушно вышел на улицу, подошёл к белому как снег умывальнику, набрал полные ладошки ледяной воды, струящейся из золотого краника в форме гуся, и окатил ею лицо. Холодные капли воды покатились по шее и щекам. От этой прохлады Майины мысли стали проясняться. Вытершись мягким льняным полотенцем, мальчик направился обратно в дом - впереди был важный разговор.
Отец ждал его. Он молча вертел между пальцами чайную ложечку, ни на секунду, не отрывая от неё взгляд. Младшие братья уже убежали играть во двор. Мама неторопливо мыла посуду. Май подошёл к столу, с громким скрипом выдвинул стоящий рядом стул и сел. Не зная с чего начать, он с минуту молчал. Тогда глава семьи прямо посмотрел на сына и спросил:
- О чём ты хотел поговорить?
- О письме. - посмотрев с надеждой на отца ответил Май. - Я вчера нашёл письмо, это очень важное письмо!
- Мама мне всё рассказала про письмо. – Отец наклонил голову, облокотившись щекой на ладонь, и продолжил - Почему оно важное?
Май не задумываясь выпалил:
- Потому что там людям плохо, они просят о помощи!
Папа улыбнулся.
- Да, ты прав. Когда кому-то плохо - это важно.
Мама поставила перед Маем кружку горячего какао. Отец подвинул к нему тарелку с лепёшками.
- Поешь. А потом пойдём с тобой прогуляемся.
Наклонившись над столом, Май быстро начал есть, кусая лепёшки большими кусками, и не отрывая глаз от отца, который в этот момент о чём-то тихо говорил с матерью.
Когда мальчик позавтракал, они медленно и не торопясь пошли к полям, которые находились за городом. Ярко светило солнце, озаряя золотом каждый колосок. Ветер лениво поглаживал изумрудные листья деревьев, отчего те медленно качались. Где-то жужжали пчёлы, где-то тихонько журчал ручеёк. Это была нега прекрасного летнего дня, с пением птиц посреди синего неба и пряным запахом трав в горячем воздухе. Они шли молча. Посреди поля отец остановился.
- Сынок, посмотри туда. - он рукой указал вдаль. - Что ты видишь?
- Поле... - ответил Май.
- А дальше?
- Тоже поле.
- А дальше? - не успокаивался отец.
- Ну горизонт. - мальчик, чуть щурясь, всматривался в даль.
- Да, а ещё дальше?
- Я не знаю, пап, что там дальше. Я же не вижу! – беспомощно сдался сын.
- Вот именно. И ты никогда этого не узнаешь до тех пор, пока не пойдёшь и не посмотришь.
Май удивлённо уставился на отца. Тот присел на одно колено так, что их лица сравнялись, и положил руку на плечо сына. В его глазах почему-то была грусть.
- Что ты хочешь делать с письмом? - спросил он.
- Я хочу спасти этих людей. - быстро выпалил мальчик, сам удивившись своей смелости.
Глава семьи мягко улыбнулся.
- Но для этого тебе нужно покинуть дом, пойти туда, где ты никогда не был. Ты понимаешь это?
Май молча кивнул.
- Хорошо, сынок. Это очень хорошо. Я надеюсь, ты сохранишь своё желание. Но главное, что я хотел сказать тебе - это то, что я и мама не сможем помочь тебе в этом, мы не сможем пойти с тобой.
Май сглотнул. Его окатило жаром, сердце бешено заколотилось.
- Но почему, пап?
Отец не отрывал от него взгляда.
- Ты знаешь, у тебя есть младшие братья, мы с мамой должны о них заботиться. Ты о себе можешь позаботиться, они ещё нет. Ты понимаешь это, Май?
- Да, пап, понимаю. - ответил Май, потупив глаза в землю. Его щёки горели. - Так что же мне делать? - тихим голосом продолжил он.
- А что ты хочешь делать? - переспросил отец.
Сын молчал, продолжая смотреть в землю и приминая ногой траву.
- Снова посмотри туда. - папа встал и показал на горизонт. - Что может быть там, за горизонтом?
Мальчик грустно смотрел вдаль.
- Я не знаю.
Отец оживлённо продолжил за него:
- Там может быть что угодно! Там может быть много хорошего, может быть, даже весёлого. Но могут быть и трудности, может даже бури. Правда ведь?
- Наверное… - с сомнением отвечал Май.
- Но ведь, боясь бурей, можно и что-то замечательное пропустить? Как ты думаешь?
Отец снова сел на колено и прямо посмотрел в лицо сыну.
- Нашёл эту бутылку ты. Ты первый держал её в руках. Ты распечатал письмо. И ты должен сам выбрать, что будешь с ним делать. Никто тебя не осудит, какое бы решение ты не принял.
Отец встал, погладил сына по волосам и пошёл обратно в сторону дома.
Май остался. Остался наедине с собой и солнцем. Как будто два светила стояли друг против друга: огромное палящее солнце и где-то там, на земле, маленькое горящее сердце мальчика.


Глава 4.
Только вечером Май вернулся домой. По гостиной младшие братья носились как сумасшедшие, изображая то ли кроликов, то ли бешеных ящериц. Свистел чайник, гремела посуда, мама периодически что-то выкрикивала, пытаясь успокоить детей. С опущенной головой, не замечая творящуюся в гостиной суматоху, мальчик как тень прошёл в свою комнату, успев только ответить невнятное "Угу" на вопрос матери, всё ли у него в порядке. Он сел на свою кровать, потом встал, зачем-то начал собирать игрушки, игрушки падали из рук. Он снова сел на кровать, уставившись в пустоту. Голова, казалось, лопнет. В неё совсем не умещались мысли о том, что ему нужно отправиться в неизвестное путешествие в неизвестную страну, покинуть свой дом, своих родных. А нужно ли? Нужно ли вообще куда-то идти? Что он может сделать? Он всего лишь мальчик, который никогда ни с кем не воевал и даже никогда не дрался! Так разве он может спасти кого-то? И тут же с другой стороны накатывала волна других вопросов: а как он дальше сможет жить спокойно, зная, что мог что-то сделать? Хотя бы попробовать? А кто им еще поможет, если бутылку поймал он? Май ходил по комнате из стороны в сторону, от кровати к окну, от окна к столу, от стола к кровати. Пока в проёме двери не появилась мамина голова:
- Сынок, я понимаю, что, наверное, ты хочешь побыть один. Но тебе нужно подкрепиться. Пойдём ужинать.
Внезапно Май остановился. Его взгляд был направлен на мать, но он не смотрел на неё. Он смотрел в себя. Все его мысли разом замерли. Он всё понял. Он знал ответ. Почти автоматически мальчик ответил, что уже идёт.
Когда Май пришёл в гостиную, вся семья уже сидела за столом. Младшие братишки как обычно из-за чего-то спорили, перетягивая из рук в руки большой початок кукурузы, мама ходила вокруг стола, накладывая каждому большую порцию пшенной каши с жареным луком, отец сидел молча, облокотив голову на сцепленные в замок ладони. Ужин проходил шумно, дети с родителями обсуждали школу, друзей, накладывалась добавка каши, гремела посуда, самый младший брат разбил очередную кружку, при этом чуть не упав со своего детского стульчика. Один только Май ел молча. Когда время подошло к десерту, мама убрала лишнюю посуду со стола и принесла какао с печёными рогаликами в шоколаде, посыпанными орехами. В этот момент отец посмотрел на Майя и спросил:
- Что ты решил, сынок?
Вокруг младшие братья, не слыша вопрос, не переставали шуметь, перетягивая из стороны в сторону большой рогалик.
- Тихо! - чуть прикрикнул он.
От его голоса все резко замерли и замолчали. В этот момент рогалик оказал прямо перед лицом самого младшего брата, который, воспользовавшись замешательством старших, долго не думал и выхватил заветную сладость. Тут же практически без жевания поглотил его и расплылся в довольной улыбке во весь свой измазанный шоколадом рот.
- Что ты решил? - уже в полной тишине отец повторил свой вопрос.
Все смотрели на нашего героя. Май тоже удивлённо поднял глаза на отца и всю семью, тут же смутился, покраснел, снова потупил глаза в тарелку и промолвил:
- Я решил пойти во Флорентию и попытаться помочь этим людям.
Его братья выронили ложки. Один другого шёпотом спросил:
- Куда он пойдёт? У нас что в городе есть район Флорентия? Ты такой знал?
- Нет... а кого спасать то? - не отрывая круглых глаз от Майя промолвил второй.
- Не знаю... - недоумённо ответил первый.
В этот момент отец встал из-за стола, подошёл к Майю, и сев на корточки, обнял его.
- Я горжусь тобой - почти прошептал он сыну на ухо.
Мама тоже подошла к ним, погладила Майя по волосам, и добавила:
- Ты очень смелый мальчик, Май.
Братья решили, что при таком серьёзном моменте, и не важно по какому поводу, они просто обязаны подойти и тоже всех обнять. Мальчики подбежали к родителям и крепко обхватили их руками. Завершил всю эту идиллию самый младшенький. Правда он не доставал до всех вровень, поэтому, закрыв глаза и с явным блаженством, решил обнимать коленки мамы.
В этот вечер Май на удивление был спокоен. Он вместе с братьями рано пошёл спать. Лёжа на спине, укутанный уютным одеялом, он смотрел в потолок на игры теней листьев при свете луны. Домашние звуки постепенно стихали, его глаза медленно смыкались. А в голове еще летала та же мысль: "Может быть я смогу помочь...может быть смогу..." Так он уснул.

Глава 5.
Следующее утро ничем не отличалось от предыдущих. Оно было самым обычным. Майя разбудили солнечные лучи, ползающие по его сонному лицу, в окошко время от времени залетал свежий ветерок, шебурша короткими занавесками. Мальчик вылез из тёплого одеяла, и сел на кровать, потирая ладонями не проснувшиеся глаза. Он удивлённо заметил, что братишек уже не было в постелях. Но через проём открытой двери ему всё стало ясно - они явно с утра успели что-то нашкодить и теперь стояли с опущенными головами перед матерью, которая что-то сердито им втолковывала, периодически грозя указательным пальцем. Увидев эту картину, он покачал головой и пошёл умываться. День был прекрасным. Ярко светило летнее солнце, птицы как всегда судачили о чём-то своём, трава была всё такой же зелёной, вода из золотого краника все такой же ледяной. За эту ночь в их мире ничего не изменилось. Но изменился Май. Это утро было для него особенным - оно было новым.
Завтрак на удивление не был шумным. Мама ставила на стол какао и свои фирменные лепёшки. Отец периодически грозно поглядывал на младших сыновей, которые даже молча умудрялись делить между собой самые лакомые куски. В воздухе висела какая-то неловкость.
- Отец. - прервал молчание Май.
Все повернулись к мальчику так, как будто ждали, когда же он заговорит.
- Да, сынок. - ответил глава семьи, мягко посмотрев в сторону Майя.
- Я бы хотел сегодня пройти по нашему городку и спросить, кто сможет пойти со мной во Флорентию.
- Это хорошая мысль. - кивнув головой отец и продолжил есть лепёшки, обильно макая их в варенье. Вся семья молча, каждый наклонившись над своей тарелкой, последовала его примеру.
После завтрака Май отряхнулся, шумно выдохнул и уверенным шагом направился к двери. Все гурьбой последовали за ним. Мальчик открыл калитку, вышел на дорогу, обернулся и с удивлением заметил, что гурьба дружно осталась за калиткой.
- Вы не пойдёте со мной? - растерянно спросил Май.
- Нет, сынок. Я думаю ты справишься сам. - спокойно и уверенно ответил отец.
Мама одобрительно кивнула. Май немного смутился.
- Я могу пойти с ним! Я могу! - защебетал самый младший из братишек.
Он жалобно глядел на мать снизу-вверх и дёргал её за руку.
- Ну уж нет, кому-то сегодня нужно пойти в школу, чтобы наконец-то научиться выговаривать слово "параллелепипед". - шутливо журя мальчугана, ответила мама, при этом рукой взлохматила ему волосы так, что они стали похожи на развалившийся стог сена.
Младшенький нахмурился и чуть слышно начал шлёпать губами:
- Палалеле...паларели...палалерипипид...
Май медленно повернул на дорогу и деревянной походкой направился к ближайшему дому. Он хотел было постучать, но остановившись на пол пути, снова посмотрел в сторону дома. Отец с матерью ободрительно кивнули ему в ответ. Потупив глаза в землю, чуть нахмурившись, наш герой собрался с духом, снова поднял руку и постучал. Не успел он опустить закончить, как дверь распахнулась, и на пороге показался добродушный сосед. Он был маленького роста, с рыжими волосами, зелёными глазами, носом картошкой и торчащим, как футбольный мяч, животом. Май аж попятился от неожиданности, и тут же покраснев, мысленно пожалел, что не приготовил заранее что говорить, протараторил:
- Добрый день, господин Филингер. Я бы хотел пригласить Вас в путешествие...можно даже сказать, в спасательную экспедицию... – промолвил, запинаясь мальчик. От смущения он даже не мог поднять глаза на соседа. Май понимал насколько дивно звучит его приглашение в стране, где никто и никогда не путешествовал.
- Очень интересно, - с добродушной усмешкой ответил господин Филингер. - ну поведай-ка мне, куда и зачем?
Май поднял глаза, все еще красный, но уже со всем своим энтузиазмом начал рассказывать:
- Понимаете, господин Филингер, я нашёл бутылку, в которой написан зов о помощи от королевы страны Флорентии! Нужно туда срочно отправиться и помочь им, их страна сейчас вся во льду!
Сосед рассмеялся.
- Куда? Во Фонентию? Ты вообще о такой слышал? Я - нет.
- Во Флорентию. - смущённо поправил его Май.
- О такой я тоже не слышал! - продолжал смеяться господин Филингер.
- А может ваш сын захотел бы пойти со мной? Может... - начал было смущённый мальчик, но мужчина его перебил:
- Послушай, сынок, ты славный малый, но ты мне предлагаешь отправить своего единственного сына неизвестно куда и неизвестно зачем...
- На помощь! Помочь людям! - перебил его Май, впившись взглядом в лицо соседа и всем своим видом пытаясь убедить его в важности своих слов.
Господин Филингер, уже раздражённо, продолжил:
- Май, откуда ты знаешь, что эта страна существует? Откуда ты знаешь, что это письмо не чья-то злая шутка? Не знаю, как твои родители, но я своего сына никогда не отправлю на Кудыкину гору для какой-то помощи неизвестно каким людям, может, вообще зверям полевым каким-то. Кстати, а твои родители вообще знают, что ты здесь? Они знают, что ты собрался на эту Кудыкину Флорентию?
С этими словами господин Филингер выглянул из-за косяков дверей и посмотрел в сторону Майиного дома. Оттуда вся семья, всё ещё стоявшая возле калитки, начала активно махать соседу. Закатив глаза, со словами: "О, сумасшедшие!" мужчина громко захлопнул дверь перед самым носом мальчика.
Наш герой, почти плача, повернулся и посмотрел на стоявших вдалеке родителей. Мама, подняв руку, помахала ему и выкрикнула:
- Ничего, сынок, это ничего. Попробуй дальше!
Май, послушно спустился с крыльца и твёрдым шагом направился к следующему дому. Там жила госпожа Миривич. Глядя в пол, он начал жать кнопку звонка. И только после третьего раза дверь отворилась. Соседка явно запыхалась. Май открыл рот, чтобы объяснить цель своего визита, но не успел - она вперёд него затараторила:
- О, это ты, Май. Здравствуй. Ты не мог бы мне подать вон те морковки?
Её рука, измазанная в муке, указывала мальчику на большой пучок, лежавший позади, на скамейке.
- Конечно, госпожа Миривич. - ответил маленький гость и быстро сбежал по ступенькам вниз за морковкой. - Куда отнести? - промолвил он из гущи ботвы, которая была выше его головы.
- Пойдём на кухню, мне надо успеть испечь пирог. Ты же знаешь какие у меня прожорливые мальчики, на готовку так много времени уходит! - не замолкала госпожа Миривич.
Это была невысокая, худая, даже немного сухая, женщина с проницательными тёмно-карими глазами. Она всегда ходила немного ссутулившись и никогда не снимала свой чепчик, обшитый строгими ровными кружевами. Её огонёк в сердце был песочного цвета и всегда пах гвоздикой с душистым перцем. Летая по кухне с ложками, кастрюлями, овощами, дровами, она продолжала рассказывать о своих заботах, но Май за скоростью речи не успевал уловить всех слов. Соседка убежала в очередной раз с тазиком капусты в соседнюю комнату, откуда из череды слов мальчик смог услышать только обрывок вопроса:
-...так что Май?
- Что, госпожа Миривич? - выкрикнул он ей в ответ.
Она выглянула из комнаты уже с тазиком лука и повторила:
- Так ты ко мне по какому-то делу или просто навестить?
Май, обрадовавшись возможности сказать о причине своего прихода, быстро зашагал в сторону женщины, высоко поднимая ноги, чтобы перешагнуть через корзины и мешки с пшеном.
- Я хотел позвать Вас и вашу семью в большое путешествие в страну Флорентию, там нужна помощь. - уверенно сказал наш герой.
- Что? В путешествие? - прозвучал её голос из комнаты. И вслед за ним появилась сама соседка.
- Не смеши, Май. Сейчас совсем не время для отдыха. - почти прокряхтела она от тяжести миски с тестом, которую пыталась затащить на стол. - Ты же видишь сколько у нас работы.
Май ловко подхватил ношу с другой стороны и помог поставить её на нужное место.
- Нет, Вы не поняли, - продолжил он. - не для отдыха, а помочь. Там помощь нужна.
Госпожа Миривич выдохнула, смахнув струёй воздуха немного растрепавшуюся чёлку, разогнулась, поставила руки на бока, и исподлобья посмотрела на нашего героя:
- Где нужна помощь? - сдержанно переспросила она.
- Во Флорентии. - тихо ответил Май.
- А теперь посмотри вокруг. - не отрывая взгляда от мальчика, продолжила грозная хозяйка. - Ты думаешь здесь не нужна помощь? Я о никакой Флорентии даже не слышала. Если тебе нечем заняться, и ты всем подряд хочешь помогать, так добро пожаловать ко мне домой! Я тебе дам личный тазик и личный десяток кочанов капусты - будешь резать капусту, будешь по-настоящему помогать, чем-то полезным заниматься.
Май смутился и немного шагнув назад пробубнил:
- Если вы так заняты, может кто-нибудь из ваших сыновей сможет? Пётр или, может, Сава..
- Что? - возмущённо перебила его соседка. - Ты думаешь они сидят без дела? Ты знаешь, что скоро сбор пшена? Кто это будет делать? Я? У меня в огороде работы хватает! И я должна отпустить их с тобой дурью маяться в самый разгар работы?!
Госпожа Миривич кипела от злости. С каждым словом она все ближе надвигалась на мальчика и все больше краснела от возмущения. Майю стало совсем неуютно, он чувствовал себя кроликом перед огромным удавом, но всё-таки попытался оправдаться:
- Я просто не знал, я просто подумал... Наверное, я пойду. Не буду вам мешать.
С этими словами наш герой быстро повернулся к двери и почти выскочил на улицу. Он уже бежал по дорожке к калитке, как внезапно за спиной раздался грозный голос соседки:
- Май!
Невольно вздрогнув, мальчик медленно обернулся.
- Да, госпожа Миривич? - промолвил он.
- Захвати мусор, пожалуйста. - строго сказала она, держа в руке большой мусорный пакет.
Май с облегчением выдохнул:
- Конечно.
Он подбежал к женщине, схватил из её рук пакет и тут же ринулся обратно к калитке. Избавившись от мешка, мальчик снова посмотрел в сторону родительского дома. Вся семья стояла на том же месте. Мама выкрикнула:
- Ну что?
Май грустно покачал головой.
Она издалека выкрикнула уже знакомую фразу:
- Ничего, сынок. Попробуй ещё!
Мальчик вздохнул и пошёл к следующему дому. Потом к следующему. Двери открывались и закрывались. Кто-то смеялся, кто-то ругался, кто-то ободрял Майя, но никто не соглашался пойти вместе с ним. Мальчик переходил от двери к двери. Они открывались и снова закрывались. Отец издалека наблюдал, как фигура сына медленно удалятся от дома к дому, постепенно скрываясь в горячей дымке летних улиц.
Наступил вечер. Город покрылся оранжевыми лучами заходящего солнца. Воздух был наполнен теплом и одновременно влажной прохладой. Май шёл, пиная ботинками дорожную пыль. Он не поднимал головы. Только смотрел себе под ноги и периодически отмахивался от стай маленьких мушек, кружащих в вечернем свете. Отец был на том же месте, что и утром. Согнувшись он сидел на лавочке, ремонтируя какие-то старые инструменты. Май открыл скрипящую калитку дома, сел возле его ног и молча положил голову ему на колени. Отец гладил его по волосам и спросил:
- Ну что?
- Ничего. - устало выдохнул Май и через паузу добавил. - Никто не согласился.
- И? - продолжил отец.
Мальчик немного помолчал
- И я иду один. - закончил Май.
Они сидели тихо, не шевелились, вдыхая вечерние запахи. Через некоторое время папа спокойно добавил:
- Тогда нужно достать тебе мою тёплую куртку.
Так отец и сын ещё долго оставались вместе и в полной тишине смотрели на заход солнца. Только птицы слегка посвистывали где-то за домом и журчал вдалеке ручей.

Глава 6.
На утро наш герой соскочил рано. Он чувствовал напряжение во всём теле, поэтому не мог дальше спать. Братишки сопели сладким сном. А Май резкими скачками перепрыгнул через ими разбросанные игрушки и вышел на кухню. Родители его как будто бы ждали.
- Доброе утро. - грустно улыбнувшись, промолвили они.
- Доброе утро. - немного смущённо отозвался Май и побежал к умывальнику.
Когда он вернулся на кухню, то увидел, что к ножке стола приставлен полностью упакованный рюкзак.
- Я тебе собрала немного вещей. - отозвалась мама.
- Да?! А что там? - заинтересовался сын и полез во внутрь рюкзака.
- Еда, носки, шнурки, трава от кашля... - всё, что может тебе пригодиться.
- О! Мои любимые лепёшки! - прозвучал голос Майя из рюкзака, его голова была уже полностью внутри.
- Ладно, Май, - засмеялся отец и за штаны оттащил его от рюкзака. - сначала хорошенько поешь перед дорогой.
Сын сел за стол и начал быстро уминать лепёшки с мёдом, запивая горячим какао. Когда он закончил, отец подал ему свою тёплую куртку. Май почему-то нервничал, вся ситуация казалась ему искусственной. Что происходит? Куда он идёт? Он не мог поверить, что уходить.
Казалось, что всё это только шутка. Мальчик, сжав губы, кивнул отцу и натянул куртку на себя, заворачивая наполовину длинные рукава. Потом на мгновение задумался и быстро произнёс:
- Я сейчас. Я на ручей, на секундочку!
Сорвавшись, наш герой тут же выбежал из дома. За минуту он оказался на знакомом месте. Маленькая речка перекатывалась по камушкам и весело журчала. Вокруг звучала обычная песня под названием "Ква-ква-ква" в исполнении зелёных пузатых певцов. Май подошёл к одному из этих местных хоров и вслух спросил:
- Не хотите ли со мной отправиться в путешествие? Можно даже сказать, в спасательную экспедицию?
В ответ он услышал только: "Ква-ква-ква".
- Я так и думал. - продолжил мальчик и с этими словами сунул себе в карманы по лягушке. Нигде не задерживаясь, он побежал обратно к дому.
Родители стояли возле калитки. Мама держала рюкзак. Подбежав к ним, Май, почему-то торопясь, стал его натягивать на плечи, как будто сам боялся того, что передумает или испугается предстоящего пути. Но дорога ждала.
- Сынок, - промолвила мама. - помни о том, что люди не всегда бывают такими, какими кажутся на первый взгляд. И не обижайся на них - у каждого своё сердце, со своей историей.
- Знай, что в любой момент ты можешь вернуться домой. - добавил отец и, сев вровень с сыном, продолжил. - Как только ты поймёшь, что пора домой - возвращайся, мы тебя ждём.
Май грустно кивнул и крепко обнял родителей. Из его карманов послышалось громкое "квааа".
- Ты что попутчиков с собой взял? - удивлённо спросил отец, уставившись на его карманы.
- Угу. - ответил сын.
- Очень находчиво! - рассмеялся папа.
Май поправил на плечах рюкзак и направился вперёд. Пройдя несколько шагов, он оборотился и спросил отца:
- А если я заблужусь?
- Просто иди по этой дороге и не заблудишься. Я точно это знаю, потому что в своё путешествие я шёл именно по ней.
Май посмотрел на жёлтые камешки под ногами и более уверенно зашагал дальше. Он ещё раз обернулся и с улыбкой помахал родителям. Они в ответ весело замаячили двумя руками. Мама вслед выкрикнула:
- Не забудь там повеселиться!
И уже тихо спросила мужа:
- А там будет где повеселиться? Ты был во Флорентии?
- Да. Прекрасная страна! - ответил он с улыбкой, не отрывая взгляд от удаляющегося сына.
Мама с облегчением выдохнула. И они вместе продолжали махать до тех пор, пока Май совсем не скрылся из виду.

Глава 7.
Он бодро шагал по дороге. Под ногами шуршали мелкие камешки, вокруг зеленели поля, жужжали пчёлы, летали бабочки, свистели птицы. В общем, жизнь кипела, она не заканчивалась на границе его страны. Да и неизвестно, где была эта граница, он просто шёл дальше по дороге, которая извивалась золотой ленточкой далеко за горизонт. В стороне появились горы, которые Май до этого видел только на картинке. А здесь они были настоящие! Мальчик с восторгом всматривался в тёмно-зелёные подножия, переходящие к середине почти до коричневого цвета, заканчивающиеся острыми белыми верхушками. Это было потрясающе!
Наблюдая за красотой вокруг, мальчик даже не заметил, как быстро он удаляется от дома. Вспомнив про родителей, он обернулся и увидел, что его страну уже не было видно. Вокруг виднелись только новые, незнакомые горизонты, поражающие своим великолепием. Проходя мимо маленького болотца, ему внезапно преградила дорогу огромная стая кроликов. Их было тысяча или даже больше! Он никогда в своей жизни не видел столько кроликов. Через мгновение вся эта пятнистая толпа, перепрыгивая друг через друга, умчалась куда-то вдаль. Май только успел воскликнуть:
- Вот это да!
Лягушки важно квакнули им вслед, и Май пошёл дальше. Вокруг воздух заполнился шумом, но мальчик никак не мог понять, что это был за звук. К его удивлению, дорога перед ним резко исчезла, и впереди образовался обрыв. Подойдя к самому краю и заглянув вниз, он понял, что тропка не исчезла, а просто уходила аккуратными ступеньками вниз по скале. Справа росли кусты с вычурными белыми цветами. Держась за них, мальчик осторожно спускался по ступенькам. Шум вокруг усиливался настолько, что даже кваканье карманных лягушек не было слышно.
Здесь кусты резко заканчивались и перед Маем открылась восхитительная картина - водопад. Огромные струи воды с грохотом падали в долину, переливаясь всеми цветами радуги, и книзу сбивались в белоснежную пену. Май не двигался, он невольно открыл рот и не мог оторвать взгляд от великолепия громад воды в лучах вечернего солнца. Вокруг свисали деревья, обвитые цветущими лилиями, вдоль струй то и дело мелькали маленькие радуги.
Мальчик спустился дальше по ступенькам к самому подножью водопада, где вода из бурлящего потока переходила в прозрачное озеро, наполненное рыжими щуками. Май опустил руки в изумрудную гладь воды и освежил лицо. На удивление, щуки совсем его не боялись, он мог даже дотронуться пальцами до их плавников. Прохлада озера приятно потекла по его щекам и рукам. Май только сейчас почувствовал, как сильно устал. Он достал из рюкзака небольшой лиловый плед и, устроившись в углублении скалы, достал сладкую лепёшку. Медленно, смакуя, он её жевал и сонными глазами смотрел на воду до тех пор, пока незаметно для себя не уснул.
На следующий день Май проснулся бодрым и полностью отдохнувшим.
- Доброе утро! - поздоровался он с лягушками.
Те в этот момент сидели рядом с мальчиком и своими длинными розовыми языками поедали летающих вокруг него комаров.
- Завтракаете? А почему меня не ждёте? - продолжил Май шутя, заметив их рты, полные комаров.
Он тоже достал из рюкзака излюбленные лепёшки и на скорую руку перекусил. Окинув прощальным взглядом водопад, наш герой снова отправился в путь по жёлтым камешкам дороги.
Все вокруг было таким же красивым, как и дома: солнце блестело золотыми лучами, трава пышно растянулась аж до горизонта, земля цвела и благоухала. Глядя на столько всего нового и прекрасного вокруг, он шёл целый день без отдыха и совсем не чувствовал усталости. По пути ему встречались леса с огромными деревьями, листья которых были размером с Майину голову, ореховые долины и каменные пещеры, где жили маленькие серебристые ящерицы.
Обращая внимание только на просторы вокруг, он даже не заметил, что далеко на горизонте начало темнеть небо. Стала быстро меняться погода, подул небольшой, но холодный ветер. Вначале тучи были далеко, но не успел Май оглянуться как они уже преследовали его и нависли над головой да так низко, что, казалось, можно было до них дотронуться рукой. Только вот чернота и холодный ветер, веющий из самой их глубины, не вызывали такого желания. Громко зашумели деревья, где-то прямо над головой с треском обрушился гром. Лягушки со страху повыскакивали из карманов и умчались куда-то в неизвестность. Небо почернело и землю объяла темнота. Сначала упала одна крупная капля, потом другая, и вот уже дождь начал неумолимо барабанить со всей своей силы. Последовала вспышка молнии и снова громыхание.
Май от неожиданности растерялся, забегал в поисках укрытия, но смог притулиться только к первому попавшемуся дереву. Однако дождь был таким сильным, что даже дерево не помогало - по стволу текли тоненькие ледяные струйки воды, ветер метал ветви из стороны в сторону так, что все капли были у Майя за шиворотом. Он не успел достать одеяло, а сейчас уже не решался открыть рюкзак, боясь, что внутрь затечёт вода. Куртка быстро напиталась водой, и мальчик оказался полностью промокшим. Земля почти содрогалась от ударов грома и белых вспышек молнии.
Обхватив себя за коленки, Май свернулся калачиком под деревом. Он никогда не думал, что может так сильно бояться грозы. Она всегда выглядела совершенно иначе из окна его комнаты там, у него дома, который сейчас находился так далеко. Вжавшись всем своим телом в дерево, он дрожал, ему казалось, даже почти плакал, и в ожидании надеялся только на конец непогоды. От холода и упадка сил где-то посреди хауса грозы мальчик упал в забытье.
К утру наступила тишина. Открыв глаза, он увидел перед собой мягкую зелёную траву и маленькие ромашки. Дождь кончился. Он не заметил, как ушла гроза. Май лежал, всё ещё боясь пошевелиться. Перед ним стояла ива. Её листья, скрученные завитками, висели так низко, что почти доставали до земли. Ветер их легонечко качал, перебирая отдельности каждый листочек. Коричневый ствол был обвит мягким плющом. Вокруг ромашек извилистой игрой порхали белые бабочки. Было тепло.
Май лежал и смотрел перед собой на прозрачный воздух, пронизанный лучами солнца. За одну тёмную ночь он успел забыть, как все-таки прекрасен мир. И в этот момент он подумал о том, что ведь всё время, пока шла гроза, солнце было над тучами. Ведь оно было где-то там, наверху. Непогода только скрыла его от глаз. Но оно никуда не делось и в своё время, утром, снова вышло на горизонт. Сейчас Май просто лежал, наслаждаясь тишиной и отсутствием недавней страшной ночи.
Через некоторое время нашего героя заставил встать его собственный желудок, который неумолимо издавал жалобные звуки. Май встал и огляделся вокруг в поисках рюкзака. Тот лежал в двух метрах от ивы, но уже был оккупирован небольшой армией муравьёв. Они строем окружили ношу идеально ровным прямоугольником и медленно, но верно тащили оттуда большую лепёшку. Дисциплинированные воришки работали чётко и слажено, поэтому без внешнего вмешательства у лепёшки не было шансов на спасение. Увидев эту картину, Май в прискок подбежал к рюкзаку с криком:
- Стойте! Злостные воры! Это моя лепёшка!
Муравьи резко остановились, не задумываясь, бросили лепёшку и, как ни в чём не бывало, ровным строем, но уже быстро, побежали прочь. Май взглянул на лепёшку, потом на муравьёв, и снова крикнул:
- Эй!
Он оторвал половинку драгоценной сладости и кинул в их сторону, спокойно добавив:
- Держите.
Воришки резко остановились и снова, как ни в чём не бывало, не меняя строя, подхватили подаренный кусок. Май улыбнулся. Дожёвывая свою половину, он огляделся вокруг, в поиске убежавших лягушек. Но их нигде не было. Грустно вздохнув, он посмотрел на горизонт. Вдалеке что-то блестело. Мальчик пригляделся, чуть сощурившись, и радостно выкрикнул: "Город! Это же город!". Наш герой скакал от радости.
- Я нашёл её! Нашёл Флорентию!
Тут же на радостях схватил первого попавшегося муравья, чтобы расцеловать. Но подумав, что тот слишком мал ростом для его поцелуев и проявлений радости, Май дунул на ладошку, отпуская несчастного малого на волю.
Пока муравей летел до земли, он десять раз пожалел о том, что шёл в строю последним и не успел вовремя скрыться. Долетев до земли, бедняга попытался поправить запутавшиеся усы и, качаясь как пьяный, замаршировал обратно в строй.
Май, не теряя времени, подсадил на плечи свой рюкзак и отправился в сторону сверкающей находки. Дорога продолжалась целый день. На самом деле, он думал, что дойдёт намного скорее, блеск казался таким близким, но шагать пришлось намного дольше. Всматриваясь в это сияние, мелькавшее из приближающегося города, Май думал, что, наверное, это лёд блестит на солнце. Постепенно стали виднеться дома, да такие интересные - узкие, высокие. И самое удивительное, что он не видел ни льда, ни снега - весь город был в зелени.
- Может им уже кто-то помог... - пришла мысль мальчику.
Он ускорил шаг и быстро прошёл остаток пути, с любопытством рассматривая необычные для него строения. Пока внезапно не споткнулся обо что-то под ногами и плашмя не полетел на траву с криком: "Ой-ёй!". Май тут же согнулся, схватив колено - оно ужасно болело. Посмотрев вниз под ноги, обнаружил малюсенький забор, который был высотой не больше ладони.
- Здесь что карлики живут? - вслух проныл Май.
- Сам ты карлик! Это дизайн такой! - послышался голос прямо за спиной мальчика.
Он обернулся и от неожиданности отскочил назад. Перед ним стоял бобёр.
- Это ты сказал? - испуганным голосом спросил Май.
- А ты видишь кого-то ещё рядом? - с сарказмом ответил бобёр.
Он скрестил лапы на груди и деловым тоном продолжил:
- Ты что так глазеешь на меня? Что бобра первый раз видишь?
- Да... То есть нет - тут же поправился мальчик, не отрывая глаз от дивного зверя.
- Ты, между прочим, забор мне сломал - продолжал наседать на него мохнатый.
- Прости. – только ответил Май, всё ещё ошарашенный тем, что говорит с животным.
- Вставать-то будешь? - деловито осведомился он - А то вон, колено-то как рассёк, перевязывать надо.
Наш герой только сейчас заметил, что у него по ноге течёт кровь.
- Пойдём – махнул ему лапой говорящий зверь.
Май не двигался и всё ещё круглыми глазами смотрел на бобра.
- Пойдём – это значит, ты встаёшь на ноги и делаешь вот так - громко и с сарказмом произнёс пушистый командир, при этом нарочито медленно показывая, как он шагает.
- Понимаешь? – добавил бобёр, вопросительно глядя на мальчика.
- И голову тебе надо проверить, чёт странно ведёшь себя – пробурчал он уже себе под нос.
Май смог ответить только "Ага" и пошёл вслед за шерстяным говорящим проводником.

Глава 8.
Тропинка от забора их скоро вывела на бобровое поселение. Весь город состоял из небольших зелёных участков, посреди которых стояли деревянные дома. Они были четырёхэтажные и узкие. На крышах лежало крашеное сено, на каждом доме оно имело свой собственный цвет. На верхушках качались небольшие золотые колокольчики, которые звенели, когда ветер менял своё направление. Теперь Майю было понятно, что за блеск был виден издалека – это были просто золотые колокольчики. Он заметил, что перед каждым домом в кресле-качалке поодиночке сидели бобры. Когда Май со своим спутником проходили мимо, каждый здоровался, махая лапой:
- Привет, Бафя!
- Привет, Басон! - ответил наш бобр.
- Привет, Бафя! - послышалось с другой стороны - У тебя, смотрю, гость.
- Да, нежданный, негаданный. - усмехнулся он, ответив лапой уже другому соседу.
- Так тебя зовут Бафя? - скромно спросил мальчик.
Тот сразу остановился и одним движением повернулся к Майю.
- Да, меня зовут Бафя. А тебя, малой, как? - уверенно заговорил зверь.
- Меня - Май. - улыбнулся мальчик в ответ.
- Очень приятно, Май. Мы пришли. Добро пожаловать! - сказал Бафя и указал на стоящий рядом дом.
Он был окружён таким же маленьким забором как, тот, о который Май поранил коленку. Посерединке забора располагалась калитка с маленькой ручкой в виде ореха. Дом имел абсолютно такую же постройку, как и остальные - узкий, высокий, с прямоугольными резными окошечками, солома на крыше была покрашены в коричневый цвет, и на верхушке блестел колокольчик. Рядом, так же как у всех, стояло кресло-качалка. Крыльцо состояло из трёх ступенек и вело к резной двери с ручкой тоже в форме ореха. Они зашли внутрь. На каждом этаже располагалась только одна комната, поэтому дома казались такими узкими. Комната была довольно просторная и очень светлая, из угла вилась лестница на второй этаж - во вторую комнату. Мебель целиком была сделана из дерева. Всюду царил идеальный порядок. На столе возле окна благоухал свежий букет цветов. Комната выглядела так, как будто хозяин ждёт гостей.
- Ну вот, моё жилище! Как тебе стены? Я сам строгал каждую досочку. – с этими словами Бафя подбежал к стене и, прислонившись щекой, нежно погладил рейку.
- А как тебе мебель? А? Это осина – сам всё вырезал. Я очень люблю дерево. – продолжил он уже бережно гладя стол.
- Ого! Неужели ты всё сам сделал? - удивился Май и осторожно потрогал стоящий рядом стул. - Это очень искусная работа. Я поражён! - добавил искренне мальчик.
- Так, садись. Сейчас обработаем твою коленку. – сказал Бафя, обрадованный похвале, и куда-то убежал.
Через минуту он вернулся с горячим мокрым полотенцем в руках и йодом. Май уже сидел на стуле. Он взял из лап бобра полотенце и, морщась, протёр рану. Слава Богу, она была небольшой.
- Можно кое-что сказать? – скромно спросил Май.
- Конечно. – ответил Бафя, смачно смазывая йодом всё колено целиком.
- Я никогда еще не разговаривал с бобрами. Я их, конечно, видел. Но никогда не встречал говорящих и строящих дома.
Бобёр, упёршись кулаком на бедро, исподлобья посмотрел на мальчика и спросил:
- Ты из какой глуши пришёл, малыш?
- Я из страны золотых полей. Из той, где всегда тепло и светло, даже когда солнце заходит за горизонт. – ответил Май с ноткой гордости в голосе.
- Звучит красиво. Но я о такой не слышал. – ответил Бафя, добавив, - Ну что, перекусим? Время ужина.
С этими словами он полез за печку и вылез оттуда уже с коричневым мешком. Май был не против перекусить. По дороге к двери бобёр схватил под мышку две деревянных тарелки. Они вышли на улицу, где Майя ждал сюрприз: вокруг Бафиного забора стояли бобры, их было столько, что, наверное, это были все бобры, живущие в этом бобровом городе. Все они держали в одной лапе деревянную тарелку, в другой - коричневый мешок. Один из них с седой бородой крикнул Бафе:
- Бафя! Ты не против, если мы присоединимся? Давно у нас гостей не было в городе, рады будем поболтать.
Хозяин дома по-братски махнул лапой:
- Без вопросов, заходите! Составите нам компанию.
И вся толпа бобров перетекла на участочек к Бафи. Они тут же по-свойски расположились. Кто-то начал разжигать гриль, кто-то доставать из коричневых мешков орехи, ягоды, наливать в деревянные стаканы воду.
- Знакомься, - бобёр начал указывать Майю поочерёдно на каждого из гостей. – это Бали, Боца, Боня, Бенай, Боша, Бихви, Бувалич, Беппаранни, Баки, Бырчак, Балаль, Бободуй, Буй, Бежак, Бабачён, Биса, Бума, Батти, Бубя, Бюсинни, Битчи, Бямчик, Беседи, Боча, Бажу, Беруси...
И каждый в ответ на своё имя махал гостю лапой. Правда для первого знакомства это было слишком много имён. Запомнить их все мальчик был не в силах. Единственное, что Май запомнил, что все они начинаются на одинаковую букву.
- У вас все имена начинаются на "Б"? – спросил он.
- Ну мы же бобры - "Б"-обры! – с гордостью ответил Бафя.
Майю принесли тарелку с красными яблоками и орехами, ароматно пахнущими грилем. Мальчик с удовольствием отведал угощение.
- А где королева Одетта? – спросил он.
- Кто? – переспросил бобр.
- Ну королева – королева вашей страны. – пояснил Май.
- Нет у нас никакой королевы. И вообще у нас всё тут по-братски, так сказать демократия и равноправие, никаких королев и королей. Все мы бобры. – ответил мохнатый собеседник указывая на своих друзей.
- Так разве это не Флорентия? Я получил оттуда письмо! – запереживал Май и сразу полез во внутренний карман куртки, чтобы достать бутылку с посланием.
- Нееет! – рассмеялся бобёр. – Это Бобрентия. Флорентия ещё далеко.
- Далеко?! А я думал, что уже дошёл! Мне нужно попасть именно туда! – расстроился Май и разочарованно откинулся на спинку кресла.
К этому моменту он как раз достал письмо. И из-под рубашки на всеобщее обозрение сверкнуло его золотое сердце.
- Ух ты! – застыл в изумлении Бафи. – Это что у тебя?
- А это? – мальчик посмотрел на свет, льющийся из-под ткани – Это моё сердце. В моей стране у нас у всех такие сердца. – спокойно ответил он и стал застёгивать рубашку.
- Подожди-подожди, покажи ещё раз! Я такого никогда не видел. Ну чудеса! – запротестовал поражённый бобёр.
- Эй, мужики! Посмотрите какое у него сердце! – окликнул он своих соседей.
Все за секунду гурьбой столпились вокруг Майя и смотрели на него как на музейный экспонат.
- Оно ж из огня! – послышалось из толпы.
- Это ж как камин, только всегда с собой! – донёсся весёлый хохот справа.
- И что оно не жжётся? – спросил Бафя, с любопытством тыкая пальцем в грудь Майя.
- А вам ваша шерсть не колется? – рассмеялся мальчик в ответ.
- Нет, ну это реально огонь! – продолжал бобёр.
- Ну всё, хватит меня рассматривать. – немного смутился Май.
Утолив своё любопытство, все потихоньку начали расходиться, оставив мальчика отдыхать, и занялись уже своими разговорами.
- Ты не расстраивайся, найдёшь ты свою Флорентию. Все города находятся не так уж далеко, если к ним идти. – промолвил Бафя, медленно качаясь на своём кресле.
Наевшись досыта, сидя в мягкой подушке, Майя потянуло в сон. На дворе уже было темно, влажный прохладный воздух окутывал с ног до головы. Бобёр заметил, что у мальчика совсем слипаются глаза.
- Иди-ка ты спать, малыш. – сказал он и лапами усиленно стал подталкивать его к двери.
- Там, в нижней комнате стоит диван с вырезанными подорожниками на ручках. Вот туда и устраивайся, а я еще посижу, поболтаю со своими мужичками.
Май послушно направился в дом. Он с блаженством устроился на предоставленный диван и, как в норку, завернулся в свой лиловый плед. Комната погрузилась в мягкую темноту летней ночи, через окошко пробирался бледный луч луны. И мальчик мгновенно провалился в сладкий сон.

Глава 9.
На утро, очень рано Май проснулся от боли и бурчания в животе. Он резко соскочил и как ошпаренный побежал в уборную. Услышав, что гость проснулся, Бафя тоже встал и, не торопясь, спустился к нему в комнату со словами:
- Надо же, как ты рано встаёшь. Это очень хорошо, может мы даже всё успеем....
Не докончив фразу, хозяин дома с удивлением обнаружил, что от Майя след остыл.
- Май, ты где? – удивлённо крикнул в пустоту бобёр.
- Я здесь, в туалете! – послышался голос из маленькой уборной, находящейся на улице.
- Извини за неловкий вопрос, у тебя всё хорошо? – тактично осведомился Бафя.
- Нет! – жалобно отозвался Май.
- А что не так? – переспросил бобёр.
Через паузу мальчик смущённо ответил:
- Яблоки вообще-то надо мыть.
- Что? – не расслышал Бафя.
- Я говорю, яблоки надо мыть перед тем, как их есть! – крикнул Май.
- Ты что! У нас так не принято! Яблоки моют бобрихи! Мы, мужики, такими делами не занимаемся. – важным тоном заметил хозяин дома.
Дверь уборной открылась и Май удивленно продолжил:
- Почему?
- Потому что мы бобры, а не бобрихи. Это обязанность дамочек, а не наша. Я что похож на бобриху? – деловито объяснил Бафя, упёршись кулаками в бока.
- Нет. – ответил мальчик и добавил:
- Я, конечно, тоже не бобриха, но чем мучится так с животом, по мне, лучше уж поступить как бобриха.
- А по мне нет! – резко отрезал мохнатый.
- Мы, бобры, не поступаемся своими принципами! И не меняем своих привычек, и законов! – продолжил он, выставив указательный палец прямо перед носом мальчика.
Май понял, что с таким серьёзным настроем не поспоришь.
- У нас сегодня насыщенный день. – генеральским тоном начал Бафя. - Во-первых, я сейчас пойду в поле.
Обернувшись к мальчику, он спросил:
- Пойдёшь со мной?
- Конечно! – ответил тот с энтузиазмом, ему было интересно, что делают на полях бобры.
Бафя продолжил:
- Во-вторых, мы вместе пойдём ремонтировать сломанный тобою забор. – он выразительно посмотрел на нашего покрасневшего героя.
- Конечно. Я ещё раз извиняюсь за забор. – добавил смущённо мальчик.
Деловой хозяин к завтраку поставил на стол яблоки и тарелку орехов. Май скромно спросил: "Можно?" и взглядом указал на кран с водой. Бафя гордо, и не глядя, на мальчика ответил:
- Делай что хочешь. Ты же гость.
Май, улыбнувшись, помыл под краном фрукты и подвинул мокрую тарелку к гордому бобру. Тот молча, не теряя своё бобровое достоинство, взял из неё яблоко.
После завтрака они отправились в поля. Мальчик заметил, что все жители города делают тоже самое. Придя к месту назначения, Май, любуясь пышной цветущей равниной, спросил:
- И что будем делать?
- Собирать цветы. Смотри только, выбирай самые красивые и свежие! Нужно составить букет! - ответил бобёр, уже с увлечением начав работу.
- О, как интересно! А, если не секрет, для кого эти букеты? - поинтересовался Май, видя, что остальные бобры делают тоже самое.
- Это для бобрих... – с нежностью в голосе ответил Бафя.
- Да? А я не видел в городе ни одной бобрихи. Где они? – заметил Май и потянулся рукой за белой ромашкой.
- Ещё не пришли. Но мы их ждём! Каждый день собираем свежие букеты, наводим чистоту в домах, следим за порядком в городе, чтобы к их приходу было всё идеально! - сказал радостно бобёр и мечтательно рассматривал сорванные цветы.
- Ещё синеньких надо. – добавил он, показывая мальчику букет.
Май был восхищён таким заботливым ожиданием.
- А когда придут? – продолжил любопытствовать Май.
- Не знаем.
- И сколько ждёте?
- 12 лет.
Май выронил все, что держал в руках и уставился круглыми глазами на мохнатого друга. Бобёр в это время из-за всех сил пытался вытянуть василёк.
- Вы ждёте бобрих 12 лет?! – медленно переспросил Май.
- Да. - ответил Бафя, обращая внимание только на цветы.
- А с чего вы вообще взяли, что они придут? Они вообще существуют? – Майя переполняло недоумение.
Бобёр посмотрел на мальчика так, что тот почувствовал себя самым глупым человеком на земле, и серьёзно ответил:
- Естественно, существуют – они живут в соседней деревне.
- А почему вы решили, что они придут? – не успокаивался Май.
- Ну они же бобрихи! Они созданы, чтобы быть с бобрами, то есть с нами! Поэтому, конечно же, они придут! – убеждённо ответил Бафя.
Май так поразился этому странному на его взгляд мнению, что даже не нашёл, что сказать. После того, как букет был собран, бобёр выбросил вчерашние цветы, поменял воду и бережно поставил новые на стол, несколько раз поворачивая их в разные стороны, выбирая с какой лучше смотрятся.
Перекусив мытыми Маем фруктами, они пошли ремонтировать сломанное ограждение. Во время работы мальчика не покидало ощущение, что он чинит игрушечный забор своих младших братьев, поэтому всё время ему приходилось мысленно себе напоминать: "Это такой дизайн!". Не дай Бог улыбнуться, чтоб бобёр не заподозрил его в несерьёзном отношении к работе. Бафя же к отделке забора относился очень серьёзно, пыхтел, постоянно вымерял, отмерял каждый миллиметр, соблюдая какие-то неведомые пропорции.
Вечером, закончив идеальный забор и оставшись полностью довольными своей работой, Май и Бафя сели в кресла перед домом, желая насладиться томной вечерней прохладой.
- Бафя, можно спросить? – заговорил Май.
- Конечно. – лениво промычал бобёр.
- А ты не думал, что бобрихи к вам не приходят, потому что они просто не знают о том, что вы существуете? Ну, что вы живёте здесь?
Бафя повернулся и круглыми глазами уставился на Майя.
- Как не знают? – не мог понять он.
- Ну так. Может им никто не сказал. Вы же к ним не ходили? – пояснил мальчик.
- Нет, конечно! Мы же бобры! Это бобрихино дело – приходить. Мы их ждём здесь! -поражённый такими вопросами, бобёр не отводил от мальчика глаз.
- Ну так вот. Может, к ним никто и никогда не приходил, и они думают, что живут одни одинёшеньки? Я ведь не знал про вас, пока не пришёл. – добавил Май.
Бобёр был в шоке. Сидя с круглыми глазами, он так до конца вечера не проронил ни слова.
Когда солнце полностью зашло за горизонт, они отправились спать. Бафя полез к себе на второй этаж во вторую комнату. А Май снова зарылся с головой в плед, погружая пространство в темноту. Закрыв глаза, он сладко уснул. И было так тепло, и так приятно отдыхать после трудового дня, окутавшись запахом дерева и стрекочущей тишиной за окном.
К сожалению, это удовольствие продлилось недолго. Посреди ночи его разбудил Бафя. Он тряс непробудного Майя за плечо и неугомонно шептал над ним как назойливый комар:
- Май, а Май! Проснись! Я тут не мог уснуть, и всё думаю. Проснись же…
Мальчик ужасно хотел спать. Но видя, что бобёр не сдастся, вылез из одеяла и сел на кровать. Комната озарилась светом.
- О! Ты же как фонарик! – снова поразился Бафи Майиному сердцу и тут же вернулся к начатой теме:
- Я вот подумал, что ведь они правда могут не знать, что мы их ждём.
- Кто? - Май спросонья не мог сообразить, о чём идёт речь.
- Ну бобрихи! Кто ж ещё! – возмутился Бафя невнимательностью мальчика – Так вот, я подумал, а чего тогда жду я? Я ж так никогда не дождусь!
- Аа... ну да, наверное, не дождёшься. – зевая, ответил Май.
- Поэтому одевайся, пойдёшь со мной. – почти приказал Бафя и кинул ему на кровать штаны.
- Куда, зачем? – неуклюже засуетился Май, стараясь встать и одновременно натянуть брюки, что у него плохо получалось. Но через пару неловких переворотов по кровати штаны всё-таки оказались на мальчике.
- За бобрихами! Куда ж ещё! Проверим твою теорию. – ответил нервно бобёр.
Схватив со стола букет, они тихо и быстро выбежали на улицу, пробежали город и свернули куда-то вправо.
- А ты откуда знаешь куда идти? – спросил Май, немного задыхаясь от бега, Бафя был невыносимо шустрым.
- А я в школе хорошо учился, по географии у меня была пятёрка, все карты до сих пор наизусть знаю. – ответил он, не останавливаясь.
- Слушай, а ты ведь служишь идеальным фонарём! – добавил бобёр, указывая на кружок света вокруг них. И они оба рассмеялись. Майю было приятно осознавать, что его сердце может принести немного пользы.
Через некоторое время среди кустов стали проглядываться бледные огоньки. Это была деревня. Наши смелые друзья сбавили шаг. Они запыхались и не знали, что делать дальше. Идя среди маленьких улочек, наши смельчаки внезапно увидели один небольшой домик, с таким же маленьким заборчиком, как у Бафи. Во всей улице не было ни одного подобного этому низенькому чудо-сооружению! Бобёр восхищённо провёл по нему лапой.
- Май, посмотри! Вот это дизайн! – сказал он, указывая мальчику на свою находку.
- Я думаю мне сюда. – бросил он и заскочил в калитку.
- Я, наверное, тебя здесь подожду, да? – только успел шёпотом выкрикнуть ему вдогонку Май.
В окошке горел свет. Май видел, как открылась дверь, но ничего не слышал. Было так интересно, о чём они говорят! Но он только видел на жёлтом фоне света тень бобра, подающего букет, после чего тени немного постояли и зашли в дом. Дверь закрылась.
Следующим утром Май сидел за уличным столом. Он был засервирован как в лучших английских домах. На нём стояли аккуратно расставленные тарелки, резные ложки большие, резные ложечки маленькие, красиво сложенные салфетки и, самое главное, тарелка с яблочными пирогами. Через несколько минут, запыхавшись, залетел в калитку Бафя, держа в лапе свежий букет цветов. Сегодня в нём было больше белых. Из дома доносился сладкий запах тыквенной каши. Через некоторое время возле забора стали собираться соседи, один за другим. Их становилось всё больше и больше, пока один из них, с бородой, которого уже видел Май, не решился спросить:
- Бафя, нам или кажется, или у тебя пахнет кашей?
Наш мохнатый герой, сидя в кресле в позе победителя и довольно улыбаясь, ответил:
- Ага, кашей. – и демонстративно, с довольством откусил пол яблочного пирожка.
Бородач выпучил глаза:
- У тебя бобриха! Когда ж она успела прийти?!
На морде Бафи ещё больше растянулась счастливая улыбка:
- Она не приходила – я сам её привёл.
- Ого! – и вопросительно, и одновременно восклицательно выдохнули бобры.
В этот момент дверь дома открылась и появилась бобриха. Её белые пушистые щёчки игриво улыбались. Она летящей походкой спорхнула вниз по ступенькам крыльца, придерживая розовым фартучком горячие ручки кастрюли. Поставив кашу на стол, мило отряхнула чуточку примявшиеся рюшки и начала раскладывать лакомство по тарелкам. Вокруг ещё сильнее разлился пряно-сладкий аромат. Бобры так и ахнули. Постояв еще немного и позавидовав Бафиному счастью, они молча разошлись. Бафи и бобриха только улыбнулись взглянув друг на друга.
После завтрака Май собрал свою сумку и приготовился отправиться в путь. Бобёр со своей дамой проводили его до калитки. На прощанье новоиспечённая хозяйка со скромной улыбкой сунула мальчику ароматный свёрток с пирожками.
- Спасибо. – тихо ответил Май. Ему было немного печально расставаться с новыми друзьями.
- Посмотри туда! – сказал Бафя, указывая нашему грустному герою на улицу.
В городе постепенно, дом за домом, стал появлялся дым из печных труб, и мальчик отчётливо почувствовал запах каши, доносившийся с разных сторон, откуда пшённой, откуда овсяной. Видимо, Бафя послужил добрым примером для своих соседей. Май был счастлив.
- Теперь мы будем жить по-настоящему. – сказал бобёр и подал на прощанье лапу.
- Спасибо за всё. – крепко пожимая лохматые пальцы, ответил мальчик.
Когда Май уже удалялся, Бафя ему крикнул вслед:
- Флорентия будет через три города по этой дороге. Ты не пропустишь её – она прекрасна.
Май в ответ только махнул ему рукой. Он снова был в пути, по дороге из жёлтых камешков.



Глава 10.
Природа вокруг уже не привлекала мальчика так, как раньше. Май теперь чаще смотрел не по сторонам, а в свои воспоминания. Он думал о маме – как у неё всегда хватало терпения всё объяснять и отвечать на все их назойливые детские вопросы? На многие из них он уже знал ответы… А у отца откуда столько мудрости, как он стал таким умным? И братишки почему целый день играют и не устают? Май скучал. И думал о том, что ведь даже лягушки от него сбежали. Он возомнил себя героем, отправился в путешествие и остался совсем один. Он не думал, что приключения могут быть не только весёлыми, но и немного грустными. А дорога всё дальше и дальше змейкой извивалась среди полей, лесов и гор. Время, казалось, тянулось бесконечно.
Впрочем, через два дня пути он буквально наткнулся на огромные каменные ворота, которые полностью перегораживали дорогу. Они стояли чуть в низине, поэтому Май не сразу их заметил. Это была огромная серая крепость со множеством квадратных башенок, обрамлённых медными узорами. За крепостью слышался грохот. Стены были настолько высокие, что Май мог предположить только одно: там живут великаны. Перед громоздкостью этого сооружения он чувствовал себя маленькой улиткой. В голове уже начали вырисовываться образы страшных жителей этого места, сидящих верхом на лохматых чудовищах с огромными зубами и ушами. Поэтому он быстро начал осматривать местность вокруг в поисках какой-нибудь лазейки, через которую эту крепость можно незаметно обойти. Не успев сделать задуманное, резко открылась дверца маленького смотрового окошечка в воротах, да с такой силой, что громко лязгнула о медный узор ворот. Май от страха и неожиданности аж подскочил. Оттуда вылезла улыбающаяся голова моложавого старичка:
- О! К нам гость! – он улыбался во все свои тридцать два идеально белых зуба, и быстро скрылся за окошком.
Май услышал за воротами голоса:
- Эй, ребят, к нам гость! Собираемся! Гость!
Затрещал со скрежетом замок, далее два щелчка, какой-то механический звук, похожий на шум колёс поезда, скрип ворот. И вот те уже медленно и плавно начали открываться перед лицом Майя, причём не как обычно в стороны, а наискосок вверх, также, как птицы раскрывают свои крылья. Наш герой, открыв рот, наблюдал за этой немыслимой машиной. Ворота поднялись, и он увидел откуда доносился шумный звук - по бокам располагались два больших механизма, похожие на часовой, со множеством колёс, гаек и шурупов. А на верхушке всего этого сооружения сидел тот самый старичок, лицо которого выглядывало из смотрового окошка. Он крутил что-то вроде велосипедных педалей, отчего ворота приходили в движение. Дальше впереди в два ряда стояли парнишки немного старше Майя, в парадных пиджака и постойке смирно. Один из них вышел из ряда и громко проскандировал:
- Добро пожаловать в Твертиль! В самую великую и развитую страну мира! Здесь Вас ждут новейшие технологии и новации, величайшие учёные и конструкторы, невероятные сооружения и величественная архитектура! Надеемся, прогулка по нашему достославному городу будет для Вас незабываемым приключением и доставит немалое удовольствие! Добро пожаловать!
После этих слов двое других парнишек задули в блестящие трубы. Не успели они доиграть, как подъехало что-то похожее на телегу или карету, управляемую двумя небольшими баранами. Эти бараны прыгали на доске, а та в свою очередь раскачивалась вверх-вниз, заставляя транспортное средство ехать. Управлял баранами человек в зелёном фраке и шляпе-котелке такого же цвета. Остановившись перед Маем он приподнял шляпу и учтиво произнёс:
- Добро пожаловать, Гость. Присаживайтесь, пожалуйста, нашу экскурсию по городу мы начнём сию же минуту.
Ошеломленный Май послушно полез в телегу, еле слышно промолвив "Здравствуйте". Он не знал, как вести себя, но обрадовался тому, что здесь жили люди, а не великаны с чудовищными зубами. И только мальчик успел опуститься на мягкое сиденье, как ему под руку выскочил рычажок с подставкой, на которой дымился свежий чай.
- Не желаете ли чашечку чая? – тут же произнёс мужчина, растягивая слоги в словах.
Май, беря кружку и рассматривая со всех сторон рычаг, не удержался от вопроса:
- А как это он так? Откуда он выскочил?
Проводник был доволен замечанием и с гордостью ответил:
- Инновационные технологии, мой друг, всё это – технологии.
И в это же мгновение с другой стороны выскочил ещё один рычаг, на котором уже стояла вазочка с шоколадными конфетами в золотых обёртках.
- Не желаете ли конфеты? – снова с довольством предложил он.
Май в ответ таким сюрпризам только весело рассмеялся и, конечно, взял пару конфет, ну может чуть больше.
Они ехали по дороге, обрамлённой железными бордюрами, внутри объёмно вылитыми внутри кубиками и шарами. За ними ровными рядами стояли огромные дома самой разнообразной архитектуры: некоторые были как будто высечены из скалы, некоторые изображали диких животных, другие были окружены причудливыми фонтанами и искусственными водопадами. Учтивый проводник каждый дом описывал, не забывая упомянуть и о его владельце:
- Справа, дорогой Гость, Вы видите дом в греческом стиле, с 10 спальнями, 10 ванными комнатами, 5 бассейнами и великолепным садом с коллекцией радужных роз, которые имеют свой уникальный цвет благодаря специальному небольшому устройству, расположенному у самых корней растений, питая каждый корешок отдельной водой с раствором конкретного цвета. Его хозяин достопочтимый сэр Вернитель, владелец фабрики удобрений. Далее, тоже справа, вы можете увидеть... - не успел докончить мужчина, так как Май осторожно влез в его идеально подготовленный рассказ:
- Простите, что перебиваю. А как Ваше имя? Меня зовут Май. А то как-то неудобно, Вы мне так хорошо всё рассказываете, так хорошо встретили и даже конфетами угостили, а я даже имени Вашего не знаю.
Проводник расплылся в умилении и ответил:
- Какой Вы милый мальчик. Меня зовут сэр Хвалавар. Но я бы предпочёл Вас и дальше называть сэром «Дорогой Гость», и мне было бы приятно, если бы Вы меня называли сэр Экскурсовод.
- Оу, конечно. – и удивился, и смутился Май такой учтивости.
- Так вот, продолжим. – снова начал Сэр Экскурсовод – Справа вы видите одно из самых новых сооружений нашего города. Его главным назначением является создавать фигуры из песка, естественно, они все относятся к числу изделий современного искусства, каждая фигура сохраняется 3 дня, чтобы жители города имели возможность полюбоваться совершенством созданных форм. Далее машина создаёт новый шедевр. Принадлежит это всё достоуважаемому сэру Густаву.
- Вот это да! А самим можно что-нибудь слепить из песка? – поинтересовался впечатлённый Май.
Сэр Хвалавар рассмеялся:
- О, мой дорогой Гость, Вы ещё совсем молоды! Машины для того и существуют, чтобы делать всё за Вас.
Его экскурсионный рассказ снова полился как ручей:
- Далее Вы можете увидеть замок почтенного сэра Дасталя. Снаружи он сделан в стиле старого барокко, а внутри оснащён всеми техническими новинками: лестничными подъёмниками, автоматическими шторами, складывающимися и раскладывающимися коврами, электрическим освещением, раздвижными шкафами, камином с саморегулятором и другими не менее интересными дополнениями. Сэр Дасталь является главным акционером нашего железообрабатывающего завода. Чуть поодаль виднеется дом сэра Финина в стиле модерн, в доме 15 спален, 15 ванных комнат, 15 веранд и 15 бассейнов - сэр Финин любит число 15. Слева от нас - музей достижений сэра Ростера...
И повествование экскурсовода все продолжалось и продолжалось. Май только успевал, открыв рот, смотреть во все стороны и поражаться размерами величием домов и сооружений, их искусной отделкой и технологичностью внутреннего устройства. Так они прокатались по городу до глубокого вечера, и то, не успели посмотреть все, что хотел показать сэр Хвалавар.
Когда солнце почти село, он остановил баранов возле голубого дома с белой лепниной. На здании была вывеска "Гостиница", которая, не переставая, горела синими бенгальскими огнями. Майю она очень понравилась.
- Дорогой Гость, представляем Вам нашу гостиницу! Это прекрасное место для отдыха. Надеемся, Вам доставит удовольствие пребывание здесь. – учтиво произнёс сэр Экскурсовод и посигналил в маленький гудок.
Мальчик не успел открыть рот для благодарности, как из белой двери выбежал маленький немного пухлый мужичок, с кудрявой копной на голове, тоже во фраке. Он тоненьким голоском протараторил:
- Добро пожаловать в гостиницу! Мы рады Вашему приезду и, надеемся, Вам понравится провести время у нас!
- Познакомьтесь, дорогой Гость, сэр Цюкавкин, владелец гостиницы и лучший специалист в области сервиса и обслуживания. - гордо представил экскурсовод появившегося господина и, наклонившись к Маю, добавил:
- Сэр Цюкавкин получил три заграничных образования, необыкновенно учёный человек.
- Очень приятно. Я – Май. – простодушно ответил наш герой и подал руку новому знакомому.
Тот улыбнулся, переглянувшись с сэром Хлаваларом и, секунду замешкав, ответил лёгким рукопожатием.
- Пройдёмте со мной, я вам покажу Ваши апартаменты. – сказал он, открывая перед Маем дверцу кареты.
Экскурсовод на прощание промолвил:
- Доброй ночи. Завтра я заеду за Вами в 9.30. Мы посетим соревнование на реке и конференцию, посвящённую последним достижениям науки и техники. Надеюсь, Вам доставит удовольствие столь славные мероприятия.
- Спасибо! – успел только крикнуть Май вдогонку быстро отъезжающей карете.
Поднявшись по белым ступенькам крыльца, они с сэром Цюкавкиным оказались посреди белоснежного мраморного холла. По бокам стояли голубые диваны со столиками из голубого стекла, посреди возвышалась статуя в виде часов с хрустальным боем. Они упирались в потолок, плавно становясь его продолжением. На противоположной стороне виднелась обрамлённая золотом стойка с висевшими на стене рядками золотых ключиков. Все они были на месте. Именно к ней направлялся сэр во фраке, чтобы достать один из ключиков.
- Пройдёмте! – сказал владелец гостиницы, явно испытывая радость от прихода посетителя.
Он провёл Майя к лифту, который ехал, как показалось, очень долго. Когда двери распахнулись со звуком "Дзинь!" мальчик с удивлением обнаружил, что они доехали до другой стороны здания, а не на второй или третий этаж. Пройдя метров пять, сэр Цюкавкин открыл одну из резных дверей со словами:
- Это один из наших лучших номеров! Окно выходят в сад. Комната обеспечена автоматической климатизацией. Кровать меняет своё расположение в любую сторону – вверх, вниз, вправо, влево, по правой и левой диагонали, рычаг располагается здесь. – объяснял управляющий, указывая на красную круглую ручку внизу кровати.
Май с любопытством рассматривал все диковинки в комнате. Она также, как и холл была сделана из белого мрамора и обставлена голубой мебелью.
- Стол лёгким движением превращается в стул, а диван – в пианино, если Вы увлекаетесь музыкой. – продолжал экскурсию по комнате учтивый сэр. – Ванна имеет три массажных режима, также здесь внизу находится специальная солевая массажная ванночка для ног. Если что-то понадобится, нажмите вот на этот рычаг. Я к Вам сразу подойду.
Хозяин гостиницы указал на небольшой рубильник возле двери и, учтиво поклонившись со словами: "Доброй ночи", вышел за дверь, оставив мальчика одного.
Номер был прекрасный, да и вся гостиница была просто великолепна. Май ещё никогда не видел таких живописных помещений. Но среди всей этой белой лепнины, красивых комнат и коридоров, утопленных в тишине, он чувствовал себя немного неуютно. Здание было полностью пустым, не было ни одного посетителя. Стоя перед огромным окном, глядя на прекрасный сад с искусственным небольшим водопадом и благоухающими цветами, он подумал:
- А для кого вся эта красота, если нет ни одного посетителя?
Постояв так ещё немного и послушав птиц, допевающих свою вечернюю песню, он принял душ и погрузился в мягкую, как пёрышко постель, обернувшись с головой одеялом. В комнате стемнело. Перед его глазами стоял образ мамы. Он скучал и думал о том, что, несмотря на всё великолепие, в котором он сейчас находился, дома спать всё-таки лучше.

Глава 11.
Утром сэр Хвалавар уже стоял со своей каретой возле дверей гостиницы, в том же идеально на нём сидящем фраке. Май, торопясь, выбежал из белых дверей и одним прыжком заскочил в транспортное средство.
- Вы не долго ждали? - побеспокоился он.
- Нет, что Вы! Доброе утро, дорогой Гость. Как провели ночь? Отдохнули? – осведомился экскурсовод.
- О спасибо! Было замечательно! – ответил Май.
И карета снова помчалась по городу. Сэр Цюкавкин сдержанно махал им на прощанье, стоя на белых ступеньках крыльца. Мальчик опять глазел на величественные здания и, вспомнив маленький дом своих родителей, вслух заметил:
- Вы строите такие большие дома. Наверное, у вас большие семьи. В такие дворцы много человек войдёт, да ещё и каждому по комнате достанется.
- Нет, каждый дом имеет только одного владельца. – ответил экскурсовод.
- А зачем же одному человеку такой огромный дом? – удивился мальчик.
- Для великих умов и великих достижений не может быть поставлен маленький дом. Чем больше дом, тем больше уважаем человек. А членам семьи они строят отдельные, тоже просторные апартаменты. – с достоинством заметил сэр.
- А им там не одиноко, жить в таком пространстве без друзей? – не мог угомониться Май.
- Нет, обычно у всех есть кошка, ну или спаниель. – не оборачиваясь, ответил мужчина.
Вскоре перед взглядом предстала огромная река, украшенная по бокам флажками. Они приехали к месту назначения. Как только карета остановилась, мальчик слез с неё и с разрешения сэра Хвалавара пошёл в сторону реки. В воде он увидел впечатляющую картину: на старте, который был обозначен большими поплавками, стояли молодые пареньки. И, что самое удивительное, они стояли верхом на больших рыбах! Май был в восторге! Он тут же повернулся к только что подошедшему экскурсоводу и спросил, аж задыхаясь от удивления:
- Вау! А как это они? Они ж на рыбах! Их рыбы слушаются, что ли?
- Конечно! - гордо ответил сэр Хвалавар. – Это соревнование между сыновьями самых уважаемых граждан нашего города. Оно проходит каждый год с древних времён, с тех пор как наши предки начали дрессировать рыб.
Май не мог успокоиться:
- Так это дрессированные рыбы? Как вы смогли приручить рыб?!
- Волей и трудом, мой дорогой друг. – сэр с достоинством аристократа потирал очки белым платком. – Наш город очень дисциплинирован. Нет ни одного места или животного, которые бы мы лучшим способом не организовали. Наши граждане стараются во всём быть лучшими и во всем иметь порядок. Мы везде организовываем координацию и соответствующее управление, это очень важно для создания наибольшей эффективности труда. Вот, например, можете обратить внимание, что даже пчёлы у нас летают строем. - и он указал на расположенный сзади него палисадник.
Май оглянулся:
- Ого!
Пчёлы и вправду летали строем. Они одновременно взлетали от первого рядка маргариток и с одинаковым "Жжж", одновременно садились на следующий ряд, как по команде. Май был поражён, да и вся атмосфера вокруг просто очаровывала. Джентльмены в чёрных фраках и лакированных туфлях держали чинно и гордо под руку своих дам, разодетых в великолепные платья. Те придерживали от ветра шляпки, украшенные цветами и перьями. Флажки рывками трепетали в жарком воздухе, в воде качались красавцы-всадники на своих невообразимых рыбах с медно-серой чешуёй. Их щёки горели, а парадные котелки и перчатки в свете солнца сверкали белизной. Они крепко держали золотистые поводья.
Участники уже были готовы к старту. Чуть согнув колени, наклонившись вперёд, они смотрели прямо перед собой, ни на секунду не отрывая взгляд от горизонта. Тут затрубили оркестровые корнеты. И все посмотрели на небольшого мужичка, стоящего на мостике возле старта. В руках он держал рынду. Наступила тишина и его голос прозвучал звонко и громко:
- Дорогие друзья, достопочтенные гости! Приветствуем вас на нашем ежегодном рыбоездовом соревновании! Да победит сильнейший, проворнейший и умнейший! Мы начинаем!
Он поднял вверх рынду и громко ударил в неё. Всадники, вздёрнув удила, понеслись вперёд, рассекая волны. Они ловко держались на чешуйчатых спинах, согнутыми ногами лавируя между волнами. Их синие униформы отражали зеленые отблески воды, гербы, вышитые на спинах золотыми нитками, казалось, ослепляли, сверкая в свете солнца. Брызги летели во все стороны, рыбы неимоверно быстро набирали скорость.
Один темноволосый участник из середины стал постепенно выходит вперёд, идущий рядом с ним прибавил ход, чтобы догнать выскочку, но, не справившись с приближающим поворотом реки, перевернулся вместе с рыбой, почти выскочив на ближайший берег, захватив с собой пару соседних участников, которые вместе с ним оказались на берегу. К ним тут же подскочила какая-то бригада помощников. Они накрыли проигравших ребят белыми полотенцами и стащили перепуганных рыб обратно в воду, предварительно ослабив удила.
Этот инцидент не помешал оставшимся на воде продолжить соревнование. Они на огромной скорости уже летели вокруг небольшого острова, рыбы рассекали воду медной чешуёй, то выскакивая из волн, сверкая во всей своей красе, то снова с шумом падали, почти полностью скрываясь под водой. Мальчуган с тёмными волосами продолжал лидировать, не давая никому его обогнать.
Впереди заблестела финишная лента, все участники прибавили ход, и теперь между ними было расстояние не больше полуметра, но тот упорный, из середины не давал никому вырваться вперёд, набирая ещё большую скорость. Понадобилось еще пара мгновений и его рыба, выскочив из брызг волн, зубатой пастью схватила финишную ленту. Зрители взорвались аплодисментами, корнеты металлическим нотами прогремели победу, и мужичок на мосту уже в полной тишине так же звонко проскандировал:
- Сегодняшний победитель – Карл Волитман!
Аплодисменты опять засыпали воздух, оркестр задорно заиграл марш и отовсюду полетели конфетти и хлопушки. Май бил в ладошки так, что они горели. По реке к победителю подплыла небольшая белая лодка, украшенная лентами, развивающимися на ветру длинными радужными вереницами вдоль металлического хвоста. Карл Волитман перепрыгнул через бортик и, стоя, всю дорогу до берега махал зрителям белой перчаткой. Его рыба неотступно сопровождала лодку, периодически создавая хвостом искрящиеся фонтаны брызг. Когда победитель сошёл на берег, его уже встречал мужичок с мостика. Под звуки фанфар он повесил мальчику медаль на сине-зелёной ленточке и вручил рынду, которой начал соревнование. Тот учтиво поклонился и с лучезарной улыбкой снова замахал зрителям.
Май с восторгом ещё пару минут похлопал, но поддавшись любопытству, решил пойти посмотреть рыбу-победительницу. У него дома, в его маленькой речушке вообще не водились рыбы. А эта была прекрасна, чешуя на солнце переливалась медным золотом и зелёной глазурью, крепкие плавники рассекали гладь воды как сталь, огромные глаза как стеклянные бусины сверкали влагой. Она безмятежно лавировала возле самого берега, собирая своими выступающими на морду зубами, замешкавших мушек и червяков. Май сел на корточки и медленно потянул к ней руку, боясь спугнуть сокровище.
- Красивая, не правда ли? - внезапно прозвучало сзади.
Наш герой от неожиданности чуть не упал в воду. Оглянувшись он увидел, что перед ним стоял тот самый победитель – Карл Волитман. Его синяя форма так и сияла в свете волн, каштановые волосы развивались на ветру, белоснежная улыбка не сходила с красивого лица, зелёные глаза горели смелостью и отвагой. Весь он выглядел так, как будто сошёл со страниц книг о героях побеждающих драконов и чудовищ в не мысленных путешествиях по неведанным странам и континентам. Май даже не знал, как с ним разговаривать, он немного смутился. И вообще среди всей этой красоты и величественности мероприятия почувствовал себя неловким бродягой, который зашёл не на свой праздник, да ещё и пытается погладить чужую рыбу!
- Её зовут Ласточка. – продолжал лучезарный мальчуган. – Потому что она летает как ласточка.
Его простота и приветливость немного успокоили нашего смущённого героя. Карл, постучав легонько пальцами по воде, подозвал свою воспитанницу. Она мгновенно подлетела и, чуть опрокинув голову вверх, открыла зубастую пасть. Хозяин ей в ответ кинул большого жирного червя.
- Ну же, не бойся! – подбодрил он Майя. – Можешь погладить её.
Получив разрешение, Май протянул руку и дотронулся до холодной, гладкой чешуи. Ласточка никак не реагировала, а просто дальше ловила зазевавшихся насекомых.
- Меня зовут Карл. – протянул он руку навстречу.
- А меня Май. – расплывшись в улыбке и крепко пожимая ладонь ответил мальчик.
- Ты останешься на конференции? – энергично спросил Карл.
- Где? – не понял Май.
- Ну после соревнования начинается конференция, во время праздничного обеда все граждане, которые что-то в этом году изобрели, будут рассказывать и показывать свои детища. Пойдём, будешь сидеть со мной.
Не дожидаясь ответа, новый приятель потащил мальчика за руку, увлекая в сторону луга.

Глава 12
Новоиспечённые друзья прошли на небольшую поляну, где были уже расставлены столы в форме буквы "П", аккуратно сервированные разнообразными блюдами. Внутри углубления располагалась небольшая сцена, покрытая красным ковром. Всюду слышались бурные обсуждения последних новостей, соседей, детей, погоды и остальных обыденных тем. Стоял чинный шум и гам, с поклонами, снятиями шляп и стуком лакированных каблуков. Они сели на свободные стулья, Карл тут же стал накладывать разные закуски Майю в тарелку. Зазвучали трубы и на красный подиум вышел тот же мужичок со звонким голосом, вручавший медаль Карлу. Все затихли, выпрямив свою благородную осанку. Май, видя, как Карл вытянулся, последовал его примеру. Ведущий заговорил:
- Дорогие друзья и коллеги! Приветствуем вас на нашем праздничном обеде посвящённом победе нашего мальчика Карла Волитмана – он указал в сторону победителя, и тот в ответ благородно чуть поклонился. - и конференции "Последние технологии этого года".
Перебивая аплодисменты, он продолжил:
- Представляю вам нашего первого участника – сэра Усатина!
Под звуки оваций вышел высокий, худой мужчина лет тридцати пяти с бледной мраморной кожей и длинными пальцами. Он на верёвке тащил за собой какую-то машину.
- Благодарю вас за честь в очередной раз показать вам моё творение. Это машина предназначена для шитья полотенец. - начал он медленным басом. – Вот в это отверстие мы кладём ткань и начинаем крутить рычаг, много усилий не потребуется, за один час без особого труда вы получаете 30 полотенец фабричного качества...
Он шустро крутился возле своего творения, показывая откуда идут нитки, где бак топлива, как увеличить скорость. На что сидящие за столом каждый раз отвечали восхищённым "Ооо!" После сэра Усатина был следующий участник, после следующего участника, пришёл ещё следующий. И Май ещё долго не отрывал глаз от их восхитительных технологий, периодически перекидываясь с Карлом одобрительными комментариями.
Незаметно подкрался вечер, озаряя все вокруг розовым светом. Очередь участников постепенно закончилась. Публика ни капельки не утомилась, и под шумное обсуждение увиденного вышел снова ведущий:
- Дорогие друзья, наши новинки на сегодня закончились. Благодарим наших коллег за прекрасную работу и восхитительную презентацию своих проектов! Есть ли у кого-нибудь из присутствующих вопросы к нашим учёным или предложения, пожелания?
Тут Май сам не понял, что произошло, то ли эмоций сегодня было слишком много, то ли дружелюбное отношения Карла подавило его бдительность, то ли вся эта невообразимая техника так повлияла на мальчика, что он соскочил в порыве чувств, поднял руку и громко произнёс:
- У меня и вопрос, и предложение! Можно сказать?
Карл на него удивлённо уставился, как, в принципе, и всё достопочтимое общество, сидящее за столом. Ведущий учтиво ответил:
- Конечно, молодой человек, говорите!
Май, всё-таки слегка смутившись от стольких глаз уставившихся не него, уже более спокойно продолжил:
- Меня зовут Май. Я в вашем городе только второй день, но уже безмерно восхищён вашими машинами, зданиями, вашими талантами и дисциплинированностью, трудолюбием. Я думаю вы те, кого я искал. Я иду в город, где нужна помощь, я случайно поймал в реке письмо. – Май, торопясь, достал из внутреннего кармана бутылку и дал ближайшему соседу. – Там всё написано. Я иду туда уже несколько дней и, к сожалению, без спутников. Боюсь, я могу не справиться в одиночку. А у вас такие технологии, такие знания! Я думаю, было бы просто замечательно собрать спасательную команду и отправиться туда вместе!
Когда он закончил свою речь никто не произнёс ни слова, все молчали. В это время бутылка не открытой передавалась из рук в руки, дошла до последнего человека, который повертев её в руках, пустил обратно в сторону Майя. Лицо ведущего растянулось в умилении, и он наконец-то нарушил тишину:
- Дорогой Май, Вы очень смелый мальчик. И нам лестно слышать, что Вы прониклись к нашему городу столь большим доверием и оценили вклад нашего труда в науку и развитие. Давайте спросим самих граждан, кто готов пойти с Вами.
Он учтиво обратился к первому от края мужчине, сидящему за столом:
- Сэр Какадов, могли бы Вы пойти с нашим юным гостем и помочь ему при спасательной операции?
Мужчина покраснел, но не теряя достоинства, ответил, обращаясь к мальчику:
- Сэр Май, я был бы рад составить компанию столько отважному джентльмену как Вы и в столь благородное путешествие. Но, боюсь, мой профиль работы Вам не подойдёт, и мои навыки сыроварения ни Вам, ни мне в этом путешествии не помогут.
- Спасибо, сэр Какадов. – вежливо поблагодарил ведущий и обратился к его соседу:
- А вы сэр Астафьев? Что скажете Вы?
Мужчина, рассматривая свои руки, усмехнулся:
- Здесь все присутствующие прекрасно знают насколько важно моё дело. Если я уеду, город останется без горячей воды. Вы можете себе представить, например, сегодняшний вечер без горячей ванны?
Со всех сторон послышались приглушенные голоса:
- Нет, это невозможно! Сэр Астафьев слишком важен! Нет, это точно не вариант!
- А Вы, сэр Новатов? – продолжал ведущий.
- У меня четверо сынишек. Я не могу бросить их. - ответил пухлый мужичок.
Май жалобно посмотрел на него.
- И не смотрите так на меня! Вы считаете, это умно бросить семью ради какого-то письма? У нас здесь тоже забот хватает. Вы думаете только у них проблемы? Каждый должен решать сам свои проблемы! - горячо добавил он.
- А вы сэр Гастаньер? – неумолимо продолжал ведущий.
- Сэр Шавани?
- Что думаете вы сэр Щипоткин?
- А вы сэр Тополь?
- А вы сэр Постини?
- А вы? А вы?...
Так очередь постепенно дошла до последнего человека. И ни один не согласился. Майю вся эта ситуация напоминала уже знакомую картину, как он у себя дома ходил к каждому соседу, и каждый ему отказывал по своим, конечно же, уважительным причинам. Он всё понимал. А история повторялась. Был другой город, другие люди, одетые в другую одежду, говорящие по-другому – более чинно, но те же самые слова. И с каждым следующим отказом он всё больше и больше проседал внутрь своего стула. Щёки его горели от конфузности ситуации, от того, что он, простой мальчишка, позволил себе потревожить столь занятых людей! Но ведь он и вправду считал, что это очень важно!
- Не расстраивайся. – попытался успокоить его Карл – Переночуй сегодня у меня, думаю компания тебе не помешает.
Май медленно отлип от стула, и они вместе с остальными стали расходиться по домам. Некоторые джентльмены, проходя мимо них, похлопывали Мая по плечу и, улыбаясь, бросали фразы типа: "Ты смелый мальчик, сынок!", "Ну ничего, не расстраивайся ты так!", "Зайди как-нибудь к нам в гости, мы с удовольствием пообщаемся с тобой.". От этих слов Майю не становилось легче. Медленным шагом, по великолепным улицам они дошли до дома Карла.
Он тоже жил один, и у него был спаниель. Дом стоял посреди сада живых лабиринтов, выращенных из плюща, роз и можжевельника. Само здание возвышалось серебренным замком в рыцарском стиле. Повсюду красовались статуи лошадей, медведей, гончих собак и гербов, посвящённых древним подвигам Карлова рода. Крыльцо, ведущее в эту крепость, состояло из 50-ти ступенек, на каждой из них стояла каменная стрела, остриём устремлённая вниз, а оперением переходившая в перилла. У подножия, по бокам от лестницы располагались железные рыцарские доспехи.
- Смотри! - Карл указал на рыцарей – Это мои стражники!
Он хитро улыбнулся и стряхнул небольшой слой пыли с еле заметной проволоки, идущей по земле к обоим доспехам.
- Наступи! – указал он Майю на проволоку.
Май послушался и осторожно ногой затронул железную нить. В это же мгновение в его сторону повернулись два стражи, схватили мальчика за шкирку и подняли у себя над головой, так и оставив висеть. При этом двумя мечами крест-накрест преградили путь к лестнице. Все это произошло за секунду, поэтому испуганный невольник с ошарашенным лицом даже пикнуть не успел.
- Они что живые? – тихо промолвил он через минуту.
Карл залился смехом:
- Нет, это чистая механика. Превосходно смотришься там, наверху!
Схватившись за живот, он не переставал смеяться:
- У тебя такое лицо! Ты б себя видел!
- Ладно тебе Карл, хватит уже! – Май дёргал ногами в разные стороны, пытаясь вылезти из железных тисков.
- Ну сними же меня отсюда! – взмолился он.
Шутник, продолжая забавляться, подошёл и повернул рычаги на спинах металлических воинов. Рыцари сразу вернулись в исходное положение, бросив Майя на землю. Тот, отряхнувшись, и уже улыбаясь, выдавил из себя:
- Классные штуки.
Когда они зашли в дом, их встретил рыжий спаниель. Он прыгал, скулил и ластился, причём явно одинаково был рад что хозяину, что гостю.
- Ну хватит, Джек! – пытался Карл успокоить пса.
Они сразу прошли в гостиную, где располагался огромный камин с креслом и книжным шкафом во всю стену. Хозяин дома провёл Майя дальше по извилистой лесенке в соседнюю башню и раскрыл перед ним массивную дубовую дверь с чугунной ручкой.
- Это твоя комната. Отдохни хорошенько, а то у тебя сегодня был нелёгкий день.
Карл подмигнул приятелю.
Май смущённо улыбнулся и ответил:
- Спасибо. Спокойной ночи.
- Спокойной! – уже закрывая дверь отозвался Карл.
Комната была просторная, с большим окном из мозаичного стекла, которое обрамляли тяжёлые зелёные шторы. Круглую кровать покрывал бархатный навес в цвет штор. На стенах висели гордые портреты незнакомых Майю людей. Но, судя по их выражению лиц, это были как минимум герои, если не вообще не короли. Он с отчаянием спиной плюхнулся в мягкую кровать и мгновенно уснул.

Глава 13.
На утро Майя разбудил Карл, вернее не сам Карл, а его спаниель, который запрыгнул к Майю на кровать и начал смачно облизывать его лицо.
- Ой, фу! – гость пытался увернуться. – Уйди от меня, Джек! Отстань, животное, не хочу с тобой целоваться!
Через одеяло он услышал ехидное хихиканье виновника этой слюнявой затеи, и, не желая остаться в долгу, кинул подушку в сторону Карла.
- Это ты ему разрешил! – прозвучало вдогонку подушке.
Оба мальчика с хохотом начали стаскивать пса с кровати, который уже яростно зубами мотал из стороны в сторону несчастное одеяло. Справившись со слюнявым монстром, Карл сказал:
- Пойдём завтракать. Как говорит наш учитель химии, кто рано встаёт у того горелка лучше горит!
Они бегом сбежали по винтовой лестнице, прошли гостиную и оказались в просторной столовой, отделанной мрамором медного тона. Стол был длинный, во всю столовую. По его противоположным краям стояло два стула с длинными мягкими спинками, обрамлёнными резными деревянными фигурами в виде лесных зверей. Мальчиков уже ждали две тарелки с овсяной кашей, ореховое печенье и горячее какао. Майю было странно так далеко сидеть друг от друга, но молчать неинтересно, поэтому он прокричал через весь стол собеседнику:
- А кто это всё приготовил? Очень вкусно.
- У меня есть управляющий. Он всё готовит. – тоже прокричал в ответ Карл.
- Так ты всё-таки не один живёшь? С управляющим?
- Нет, один. Он приходит рано утром, и все делает пока я сплю. Мы с ним не сталкиваемся.
- И не одиноко тебе одному жить в таком огромном доме?
- Нет. У меня есть Джек. Я тебе покажу сегодня, чем я занимаюсь.
- Ладно. – закончил перекличку Май.
Быстро доев кашу, Карл свистнул Джека, и они втроём побежали в сад, по дороге захватив какой-то тёмный агрегат.
- Что это? – поинтересовался Май.
- Это арбалет, последняя разработка моего отца, у него фабрика по полезным игрушкам. – ответил Карл.
- А что он делает полезного?
- Он поддерживает активность собак, чтоб те не толстели и резвились вдоволь. Смотри!
С этими словами знаток игрушек направил арбалет вверх и нажал спусковой крючок. Из него с силой вылетел цветной шар и упал в середину сада с зелёными лабиринтами. Джек с радостным лаем и развивающимся на ветру языком кинулся его искать. Мальчишки побежали за псом. Потом выпустили еще один шар, и ещё один, и ещё. Пока совсем не обессилили резвиться. Уже на выходе из зелёных дебрей Май подобрал один из завалявшихся шариков. Джек запрыгал в радостном ожидании, и он рукой кинул ему мяч, пёс ринулся вдогонку.
- Можно же и так бросать... – промолвил Май, провожая взглядом убегающего пса.
- Ты что! Так бросают только древние динозавры! В современно мире используются только современные технологии.
В этот момент Джек вернулся с мячом в зубах и подал его Майю. Тот снова бросил его и подумал, что всё-таки можно и так бросать.
Они положили дома арбалет и прошли в гараж. Карл, оказывается, тоже был счастливым обладателем телеги, управляемой баранами. Хозяин на входе резко крикнул:
- По местам!
И животные мгновенно заскочили на карету, заняв свою позицию.
- А куда мы поедем? – спросил Май.
- Мой дядя попросил сегодня привезти ему на поля конфеты и морковь, у него овощное производство.
Шикнув на баранов, они помчались вдоль ярких летних улиц. Выехав за город, карета остановилась у края поля. Май, прищурившись от солнца, вглядывался вдаль и не мог понять, что происходит на поле - земля сама собой прямыми рядками вскапывалась.
- Это кроты. – ответил Карл на его немой вопрос. - Землю нам вскапывают кроты.
- А как же они вас слушаются?
- Конфеты. – ответил мальчуган, уже соскочив с кареты и с силой вытягивая из неё мешок.
Май подскочил помочь приятелю. Тот подал ему второй мешок и продолжил:
- Мы их подманиваем конфетами, а они бегут за нами через всё поле. Также зайцы удобряют: у них на спинках одеты продырявленные мешочки с удобрениями, они бегут до конца поля за морковкой, которую ты как раз сейчас несёшь. Видишь тот трактор, запряжённый тремя ослами? – Карл указал рукой вдаль. – Это мой дядя, к трактору привязаны конфеты на определённом друг от друга расстоянии, и кроты за ними бегут.
- Ловко придумано! – отметил Май.
Дядюшка издалека помахал и рукой им указал на деревянный склад, стоящий недалеко. Мальчишки на спинах понесли мешки в указанное построение и аккуратно сложили на определённое место, где была литая медная картинка с изображением моркови и конфеты. Склад содержался в идеальном порядке, для каждого предмета было свое подписанное табличкой место.
- Фу! - выдохнул Карл. – Надо срочно придумать какую-то машину для перемещения таких тяжёлых мешков от дороги до склада.
Он с хитрой улыбкой посмотрел на Майя и спросил:
- Хочешь повеселиться?
- Конечно! – ответил Май.
- Тогда бежим, попросим дядю поуправлять трактором!
И оба мальчика побежали сломя голову через поле, увязая ногами в мягкой тёплой земле. Добравшись до трактора, они облепили его со всех сторон, уговаривая смеющегося родственника дать им покататься. Добродушный мужичок отдал управление в их руки, а сам сел на плетёный стул возле края поля наблюдать. Мальчики на скоростях гнали трактор с криками "Эгегей!", конфеты прыгали и разлетались во все стороны, кроты летели, разрывая землю, со всех сил, догоняя заветную приманку. Когда поле закончилось, они слезли с трактора и из рук кормили мохнатых короткохвостых работников заслуженным лакомством.
- Идите помойте руки, помощники! Пообедаете со мной. – крикнул им хозяин поля.
Мальчишки, растрёпанные от такой веселой работы, на перегонки побежали к умывальнику за складом. Дядюшка уже успел принести корзинку с картофельным пирогом и бутылку лимонада. Во время еды они наперебой возбуждённо обсуждали кротов, землю, сарай, будущий урожай и телегу для мешков, и сами мешки, и всё, что только приходило в их молодые горячие головы. Добродушный фермер только периодически посмеивался и улыбался, явно довольный их визиту.
После посещения поля, ребята отправились на завод к отцу Карла. Оказывается, главной обязанностью сына было пробовать все новые виды игрушек и давать свою рецензию по их улучшению или изменению. Май был только рад помочь ему в этом нелёгком деле. Поэтому они вместе несколько часов подряд ездили на минимашинах, качались на сверхвысоких качелях, выгуливали пса-робота, скакали на воздушном батуте, имитирующем облако, пускали мыльные пузыри в виде медведей и зайцев. У Майя было ощущение, что он находится в раю. Он никогда еще за один день не видел столько интересного, не узнавал столько нового и так не веселился.
Ближе к вечеру через весь завод прозвучал голос отца Карла, он говорил по рупорному громкоговорителю:
- Дорогой сын, на сегодня ваша работа окончена. Подойди, пожалуйста, со своим новым другом в мой кабинет.
Они перешли на противоположный край здания, поднялись по долгой железной лестнице до самого верха, и наконец-то предстали перед владельцем игрушечного рая. Это был высокий, спортивного телосложения мужчина со жгуче чёрными волосами, ровно зачёсанными назад. Чёрный фрак на нём сидел идеально, на белоснежных манжетах красовались вычурные запонки в форме львов. Его тёмно-карие глаза неустанно блестели. Он стоял, слегка облокотившись на свой массивный рабочий стол. Всё в кабинете было отделано железной узорчатой сеткой. Завидев мальчиков, мужчина сразу отложил газету, которую читал, и с улыбкой встретил их:
- О! Мой главный эксперт! Как сегодня провели время?
- Хорошо, пап, батут был просто идеален, пузыри немного кривые, но я поговорю с сэром Шашинким, он же их разрабатывает, да?
- Замечательно, завтра подробно ему все распишешь. Ты, случайно, не забыл мне представить своего гостя? – ответил мужчина, взглядом указывая на прилипшего к двери Майя.
Карл тут же выпрямился по струнке и быстро проговорил:
- Ой, прости, пап! прости Май! Май, познакомься – это мой отец, сэр Волитман, почётный гражданин нашего города, владелец завода инновационных полезных игрушек.
Сэр Волитмэн поприветствовал мальчика благородным кивком головы.
- Пап, познакомься – это сэр Май, достопочтенный гость нашего города.
- Здравствуйте. – неловко ответил мальчик.
- Сегодня я устраиваю семейный ужин у себя дома. Надеюсь там увидеть вас, молодые люди. – сделал учтивое приглашение отец.
- О, конечно, пап! Буду рад повидаться с мамой и сёстрами! – отозвался сын.
Сэр Волитман медленно провёл взглядом по одежде Майя и продолжил:
- Карл, думаю, было бы любезно с твоей стороны познакомить твоего друга с нашими традициями, в том числе и в одежде.
- Вам бы очень пошёл фрак. – обратился он уже к гостю.
Карл согласно улыбнулся и ответил:
- Тогда мы забежим к сэру Зорькову, у него обязательно что-то найдётся.
- Давай поторопимся! – добавил он, схватив Майя за руку и уводя за собой к двери.
- Жду вас в 8! – крикнул им вдогонку отец.
Они бегом помчались по улицам и через два квартала зашли в коричневое кирпичное здание с надписью: "Ателье портного сэра Зорькова". Внутри находилась комната, напоминающая огромную гардеробную, украшенную антикварной мебелью и тяжёлыми золотистыми портьерами искусных форм. Их приветливо встретил сэр Зорьков. Это был невысокий сухой дедушка с английскими манерами и постоянно чуть наклоненной головой так, как будто он всё время хотел прислушаться к собеседнику.
- Что пожелаешь Карл Волитман? Вчера у меня была твоя матушка, заказала новые ботильоны.
- Отец устраивает семейный ужин, нужно подобрать что-то моему другу. – многозначительно указал он на Майины клетчатые штаны на подтяжках и белую рубашку с цветными пуговицами.
- Так-так, понимаю. Подойдите-ка поближе, молодой человек. – подозвал старичок скромного гостя. – Снимите, пожалуйста рубашку, я уточню для себя ваши размеры.
Он поставил мальчика на небольшой табурет и отошёл за сантиметром. Май снял рубашку, отчего комната озарилась. Копошившийся в столе портной в изумлении медленно повернулся. Карл стоял и тоже смотрел на Майино сердце, открыв рот.
- Я, смотрю, Вы не обычный мальчик. – промолвил старик.
- Да нет, для моего народа это обычное сердце. – не понял Май их недоумения.
Карл и сэр Зорькин ещё с пол минуты постояли, рассматривая удивительное для них явление, и продолжили примерки. Портной только добавил:
- Вы знаете, я никогда не встречал людей с огненным сердцем, такие гости к нам ещё не захаживали.
- А я никогда не видел дрессированных рыб, как у вас. – ответил Май.
Они втроем весело рассмеялись. Сэр Зорькин дал мальчику подобранный костюм, чтобы тот переоделся к важному ужину. Когда Май вышел из примерочной и посмотрел в зеркало, то не узнал себя. Перед ним стоял настоящий джентльмен, незнакомый ему джентльмен, но идеально вписывающийся в обстановку и окружение этого города.

Глава 14.
Дом сэра Волитмана был полностью сделан из стекла и обрамлён по углам серебристым ниобием в форме плетения листьев и древесной коры. Вокруг здания возвышались голубые ели, закрывая почти весь дом кроме верхушки крыши, сверкающей постельными тонами вечернего солнца. Май с Карлом прошли в просторную гостиную, она располагалась на втором этаже. Вдоль большой стены на прозрачных полках стояли книги в кожаных переплётах, заполняя стену целиком. На противоположной стороне мягко тлел камин в стекле, окружённый шенилловыми кушетками. Стол был сделан из сагенита и растягивался почти в половину комнаты. Всюду горели свечи, слышались тихие разговоры дам, окутанных запахом лаванды и пачули. Карл провёл Майя между всеми родственниками для знакомства, которые слегка ему кланялись в знак приветствия. Семья оказалась небольшой, присутствовали только отец с матерью, три сестры, бабушка с дедушкой и семейство дяди, у которого они гоняли кротов, состоящая из жены и трёхлетнего сынишки. Собравшиеся практически сразу сели за стол и приступили к угощению. Вечер плавно тянулся за добродушными разговорами о предприятиях, родственниках, инвестициях и саде до тех пор, пока гости не перешли на чай к камину. Тут Карл обратился к отцу:
- Папа, ты знаешь, что у Майя сердце сделано из огня. Он сказал, что в его городе все имеют такие сердца. Май, не покажешь? – обратился он к гостю.
Май немного смутился такому представлению, но всё-таки расстегнул фрак. Комната наполнилась лёгким золотым сиянием. Гости одновременно ахнули, и мама Карла вымолвила:
- Какая красота!
- Так мило! - подхватила бабушка.
Сэр Волитман наклонился и внимательно рассматривал новинку.
- И так оно постоянно горит, да? И ночью? – поинтересовался он, натягивая повыше на нос маленькие круглые очки.
- Да, всегда. – ответил Май.
- А как начёт плаванья?
- Нет, мы не плаваем, в душе только можем плескаться. Главное не закрыть полностью водой сердце, а брызги, даже большие – это ерунда.
- Надо же как интересно. Ты знаешь, ты бы мог быть незаменимым помощником в нашем городе. Мы каждый день разводим огонь, чтобы зажигать вечерние фонари по всему городу, на это уходит достаточно много дерева, что совсем не радует. Нет ничего хорошего в вырубке деревьев. А такое сердце было бы идеальным выходом из этой ситуации. Ты бы мог брать огонь прямо изнутри. – рассуждал вслух мужчина и обратившись к Майю спросил:
- Что ты думаешь об этом? Ты бы справился с такой работой?
Май не ожидал такого быстрого поворота событий и неуверенно промямлил:
- Справился бы, да. Спасибо... я очень благодарен. Но завтра я хотел идти дальше.
- Дальше? Куда идти? Ты же ещё совсем ребёнок! – удивлённо воскликнула бабушка Карла.
- Во Флорентию... – неуверенно ответил Май.
- Тебе у нас не нравится? – подхватила мама.
- А как же одному-то идти?! – затрещали сёстры.
- Нет, что вы! Очень нравится! – мальчик не успевал ответить на все вопросы.
Сэр Волитман стоял со скрещенными руками и, перебив остальных, обратился к нашему разволновавшемуся бедняге:
- У тебя, конечно, молодой человек, своя голова на плечах. Но идти в неизвестном направлении, где, может, никто и не ждёт, по моему мнению, не лучший вариант. Здесь, всё-таки, появились друзья, мы бы тебе помогли построить свой личный достопочтенный дом, работа тоже уже есть. Твоя уникальность здесь бы очень пригодилась. Поверь моему опыту, заниматься своим делом и быть полезным – очень важно в жизни. Важнее, чем неопределённые путешествия. Именно деятельность делает человека счастливым. Ты еще поразмысли, погости несколько дней, может неделю, а там и определишься, где тебе нравится - на дороге или в кругу друзей. Не решай всё на скорую руку.
- Угу. - только буркнул Май.
Он себя чувствовал крайне смущённо среди этих образованных благополучных людей с английскими манерами и не сходящими с лиц улыбками. Ему было неудобно, что его мечта не такая масштабная как их технологии и машины, что его план не такой пошагово продуманный как их жизнь. И казалось они все правы, а он глупец.
Вечером они с Карлом вернулись в дом. По дороге болтали как ни в чём не бывало. Карл ведь не чувствовал себя смущённо. Упав в кровать, Май ни о чём не хотел думать, он просто провалился в забытье, убегая от своей головы, заполненной чужими сомнениями.
На следующий день его снова разбудили слюнявая морда с длинными ушами и заливистый смех хозяина этой морды. В течение дня мальчики ели, бегали, разговаривали обо всём на свете. Май научился управлять каретой с баранами, видел, как делают ежевичное мороженое и сладкую вату, попробовал 5 видов новых арбалетов. Со своим новым другом он летал на воздушном шаре, плавал на лодке, кормил зубатых ездовых рыб, ремонтировал дорогу с дядюшкой Карла. А вечерами зажигал уличные фонари, с восхищением наблюдая, как бежевые мотыльки кружат вокруг тёплого света. Каждый день был интереснее предыдущего. Он даже не замечал, сколько этих дней пролетало.
Однажды они пошли на завод полезных игрушек, чтобы опробовать новый тепловой нож для вырезания ледовых фигур. Как оказалось, это был целый набор, аккуратно уложенный в специальный чемоданчик, который сохранял их горячими. Ножи были разного размера, от самого маленького для мелких штрихов, до длинного складного в размер руки, предназначенного для рассечения цельных глыб. Им предоставили два больших куска льда. Карл с энтузиазмом схватил сначала самый большой нож и по-переменки пробовал каждый последующий, очень внимательно рассматривая качество срезов. Май же медленно подошёл к глыбе, предназначенной ему. Он никогда ещё не видел лёд. Его рука сама потянулась к нему и кончики пальцев дотронулись до прозрачной глади. Глубокий голубой свет, струящийся изнутри, завораживал сердце.
- Как холодно. – подумал про себя мальчик.
С детства, зная только лето и свет солнца, он впервые мог дотронуться до холода. Через мгновение его ботинки намокли, он не понял почему, но посмотрев прямо перед собой, увидел, что лёд лёгкой оттепелью стекает к его ногам, превращаясь в студёную воду. Его сердце было слишком горячим, оно топило лёд. Май застыл, в это мгновение он понял - это было реальностью, лёд по-настоящему ужасающе твёрд и холоден. Он вспомнил Флорентию. И всё, что было написано в письме стало для него реальностью и вернулось в его жизнь. Май, ничего не сказав, повернулся, вышел из здания завода и направился в дом Карла. Тот только успел ему крикнуть: "Ты куда?"
Он своего друга нашёл только в гостевой комнате. Май уже закрывал собранный рюкзак.
- Ты чего, Май? – почти обиженно спросил Карл.
- Ты знаешь, я подумал, что, несмотря на то, что я здесь полезен, вся эта работа фонарщиком… - спасибо, что ценили меня – но думаю, что без меня вы тоже справитесь. А где-то, может, моя помощь больше нужна. Я понимаю, что для вас это звучит глупо. Но я должен попробовать, или хотя бы точно узнать, что я был неправ. Мне у вас на самом деле очень понравилось. Но знаешь, что-то жжёт больше, чем моё сердце, понимаешь? Письмо, которое не даёт мне покоя. Я должен найти Флорентию.
Карл, ничего не сказал. Он проводил своего друга до ворот города. Шли они молча. Только когда Май уже повернулся к жёлтой дороге, тот промолвил:
- Я не понимаю этого. Мне кажется, мы замечательно проводили время, и фрак тебе очень идёт, - улыбнулся он другу. – но это твоё решение, и я не друг тебе, если не буду его уважать. Поэтому, удачи.
Карл подал ему руку на прощанье.
- Спасибо, Карл. Ты замечательный друг. Попрощайся от моего имени со всеми. – ответил с благодарностью гость.
И Май ушёл, не без грусти оставив ещё один город за собой.


Глава 15.
И снова ботинки пинали жёлтые камешки, а рюкзак качался в такт шагу и чуть сдавливал плечи. Мальчик почти не смотрел по сторонам, прокручивая в голове все счастливые моменты и дни, которые ему довелось провести в городе Карла. Май шёл уже несколько дней. На ночь ложился или под дерево, одиноко стоящее в долине, или прямо посреди поля, вдыхая душный запах луговых трав. В такие ночи он смотрел в небо, пытаясь разглядеть в очертаниях звёзд фигуры своих играющих братьев, папин строгий взгляд или свою маленькую речушку, а может даже ноты маминых пьесок, которые она бренчала по выходным на старенькой фисгармонии, или запах гвоздики госпожи Миривич, или тот лунный свет, который дома падал ему на кровать. Кто знает, что там наверху рисуют звёзды... Ведь в них мы всегда видим то, о чём мечтаем и грустим.
Через долгие дни на почти пустых степях время от времени стали появляться фруктовые деревья. Май был этому очень рад, потому что у него закончилась еда. Так что теперь он то и дело забирался на какое-нибудь дерево и завтракал там, или ужинал грушами, персиками и яблоками. Чем дальше мальчик шёл, тем чаще попадались деревья, которые уже переходили в густые сады. По их виду Май понимал, что они не были просто дикими насаждениями, за ними явно кто-то ухаживал. Значит, следующий город был недалеко! Он помнил слова бобра, и это значило, что и Флорентия становилась всё ближе.
Май шёл дальше. Сады были посажены уже ровными рядами, между которыми летали крошечные разноцветные стрекозы. Их становилось всё больше и больше, пока густой зелёный сад с высокими кронами, усыпанными фруктами, просто не кипел этими цветными созданиями, создавая непроглядную радужную завесу. Восхитительное было зрелище! Май так и порывался схватить хотя бы одну из них. Но как только рука мальчика приближалась к насекомым, те мгновенно исчезали, оставляя после себя цветную пыль. Май попробовал ещё раз поймать прекрасное создание, протянул руку дальше, но снова: там, куда дотянулась его рука, крылатый образ исчез, осыпаясь лазурной пылью.
- Что за чудо! – думал Май.
Тут мальчик увидел, как в одиночку на дорогу вылетела одна из стрекозок, поигрывая в воздухе как пурпурная жемчужинка. Наш герой снова попытался поймать её, но хитрые крылья увернулись и запорхали дальше по дороге. Он прибавил шаг, снова протянул руку, но игривое чудо ускользало из-под самых пальцев. Через пару мгновений Май уже не заметил, как бежал, пытаясь её догнать. Только вот деревьев становилось больше, а жёлтые камешки дороги постепенно таяли в лесу, который с каждым шагом сгущался. И мальчик не успел заметить, как уже был вынужден не бежать, а, закрываясь руками, с силой пробираться сквозь корни и листья до тех пор, пока лес не превратился в единую непроходимую стену из коричневых стволов, покрытых зелёным мхом. А стрекоза при этом села на траву возле одного из деревьев и превратилась в обычный василёк. Май, подбежав, сразу сорвал цветок, но разочарованно понял, что это просто василёк, просто растение, обычное и ничем не примечательное. Раздосадованный, он бросил его на землю и только теперь обнаружил, что потерялся. Дороги нигде не было, только парочка жёлтых камешков валялись между корней деревьев. Май пошёл сначала направо в поисках хоть какой-нибудь небольшой щели в стене из леса, потом влево. И так ещё долго безрезультатно пробирался взад-вперёд среди гущи леса, ища что-нибудь похожее на тропку или проход. Он изрядно устал, расстроился и боялся. В порыве злости, мальчик повернулся к стене и ударил по ней кулаком, как будто деревья были виноваты в том, что он потерял дорогу.
- Из-за какой-то стрекозы! Я – дурак! – почти прокричал он и снова ещё сильнее ударил по стене.
Деревья отозвались звоном. Май прислушался, прислонившись ухом к коре, и ударил снова. Звон повторился. Он стукнул еще несколько раз подряд, чтобы понять, что это был за звук. И отчётливо услышал – вся стена из деревьев звенела и пела миллионами колокольчиков. Казалось, весь воздух вокруг трепетал хрустальным звуком. После нескольких таких экспериментов послышался скрип, и, на удивление, прямо перед носом Майя в дереве открылось смотровое окошечко. Появившийся из него незнакомец выпучил на мальчика глаза и резко обратно захлопнул дверцу.
- Подождите! – закричал Май, снова забарабанив по деревьям. – Где здесь дорога? Тут была дорога!
Стена запела прозрачными мелодиями, но на другой стороне никто не ответил. Через минуту окошечко снова медленно со скрипом отворилось, и оттуда выглянуло ещё одно настороженное лицо. Май опять предпринял попытку заговорить:
- Простите! Скажите в какой стороне жёлтая дорога? Я её потерял!
Но история повторилась, и окошечко в ответ только громко захлопнулось. Май так и остался в недоумении на него смотреть.
Через минуту створка открылось в третий раз, и на мальчика очень внимательно посмотрел парень с коричневой бородой и зелёными глазами.
- Кто такой? – спросил он резко и отрывисто.
- Май. – ответил мальчик как на экзамене.
- Зачем пришёл?
- Потерялся.
- Что в рюкзаке?
- Груши.
- Я поговорю с начальством.
Лицо вратаря исчезло под громкий хлопок дверцы. Май выдохнул и, облокачиваясь спиной о стену, устало стёкся на землю. Он ждал час, потом два, дальше уже и считать перестал. Мальчик посидел, постоял, ел груши, попробовал залезть на деревья, доел груши и в конце концов уснул.
Посреди глубокой ночи Май соскочил от тяжёлого скрипа. Сонными глазами он увидел, как деревья, из которых состояла стена, сжимаются в шахматном порядке, создавая перед ним проход. На другой стороне показался высокий старик в чёрном плаще. Он шёл быстрым широким шагом в сторону Майя. Рядом не отступали от него несколько молодых людей с короткими мечами, убранными за пояс. Старик был явно чем-то недоволен, по пути в чем-то отчитывая своих спутников. Май отряхнулся, и попытался сделать сосредоточенное лицо, как будто он даже не думал спать, и минуту назад это не он храпел в листьях.
Подойдя близко к мальчику, старик басистым раскатистым голосом промолвил:
- О! Мой мальчик, ты совсем устал! Прости моих ребят, они иногда бывают чересчур осторожными. – он неодобрительно посмотрел в сторону спутников. – Мне было доложено, что ты потерялся. Это правда?
- Да, я немного увлёкся стрекозой и потерял из виду жёлтую дорогу. – отвечал наш герой. Но, казалось, никто не слушал, все уставились на его рубашку.
- Что? – спросил он, поймав их взгляды.
- У тебя интересное сердце. – промолвил старик.
Май стоял на фоне тёмного ночного леса и освещал все вокруг золотым огнём, струящимся прямо у него изнутри. Посреди густой темноты, в кронах гигантских деревьев, скрывающих звёзды, этот свет казался по-особенному завораживающим.
- А это? Это нормально, это у меня с детства так. У всех в моём городе такие. – засмущался Май.
- Я уже однажды видел такое сердце. – задумчиво, как будто сам себе, ответил старик.
Мальчик удивился. Старик решительным движением придерживая гостя за плечи, повёл его во внутрь города. Молодые стражи каким-то непонятным способом, всего двумя хлопками в ладоши, заставили закрыться проход между деревьями – те сами в шахматном порядке встали обратно плотной стеной.
- Сегодня уже поздно. А завтра ты мне расскажешь про свою страну, и как ты к нам забрёл. Я тебя отведу к Маргаритке, она очень любит гостей. – голос старика как песня лился убаюкивающими нотками в ухо Майя. и тот шёл туда, куда вели его тяжёлые руки старца.
В городе было абсолютно темно, не было ни одного фонаря, поэтому невозможно было ничего разглядеть. Они дошли до какого-то небольшого домика, и старик тихо постучал. Овальная дверь отворилась, на пороге появилась полненькая женщина со смеющимися глазами, розовыми румянцами и мелкими золотыми кудряшками, собранными на макушке цветастым платком.
- О! Витольд! Добрый вечер, даже ночь! – её голос звенел как соловей.
- Добрый вечер, Маргаритка. Извини за поздний приход, но ты только рада будешь. К нам забрёл гость - вот этот замечательный мальчик. – старик указал на Майя. - Приютишь его на ночлег? А то он совсем измотался.
Маргаритка так и расцвела в улыбке:
- Конечно! Что за вопрос! Как тебя зовут, малыш?
- Май, госпожа. – ответил скромно мальчик.
- Нет, нет! Никакой госпожи! Называй меня просто Маргаритка. – Запротестовала женщина и за руку втянула новоиспечённого гостя в дом.
- Не беспокойся, я о нём позабочусь. Спокойной ночи, ты тоже отдохни. – обратилась она к старику. И тот ушёл, оставив Майя на доброе попечение.
Дом был освещен каминным светом. На окнах висели плотные шторы, которые не пропускали свет наружу. Возле камина с одной стороны располагался деревянный стол и несколько стульев, с другой - кресло с разложенным на нём вязанием.
- Присаживайся, Май. Я сейчас тебе мигом принесу что-нибудь перекусить. – Сказала хозяйка и упорхнула на кухню.
Через мгновение оттуда послышался жуткий грохот и её смущённый возглас:
- Какая же я неловкая!
- Вам помочь? – предложил нерешительно Май.
- Что ты! Всё в порядке! Всего лишь несколько кастрюль упало. – засмеялась женщина.
И почти про себя добавила:
- Какой милый мальчик!
В комнату она вернулась как ни в чём не бывало, держа в руках стакан молока и два куска тёплого хлеба с вареньем. Май с благодарностью всё съел. Маргаритка не отрывала от него взгляд.
- Как мне нравится, когда дети хорошо кушают! – с умилением промолвила она.
После перекуса хозяйка отвела мальчика на второй этаж в маленькую комнату с бумажными обоями в синий цветочек. В комнатке стояло маленькая кровать с синим покрывалом и пышной подушечкой и резная тумбочка с керосиновой лампой, окна были зашторены такими же плотными занавесками, как и на первом этаже.
- Отдыхай, малыш. – промолвила она и закрыла за собой дверь.
Май устало забрался под одеяло, его живот что-то довольно буркнул, и он уснул, с облегчением вздохнул, как после тяжелого рабочего дня.

Глава 16.
На утро он проснулся от солнечного света, который даже сквозь закрытые глаза ослеплял своими жаркими лучами, занавески были открыты. Во всём доме пахло малиной и ванилью, снизу доносился грохот и звон падающей посуды. Май спустился и застал Маргаритку за лепкой фруктовых пончиков. Её руки, фартук и даже золотые локоны были измазаны в муке. На печке свистел чайник. Она заметила приход мальчика и радостно защебетала:
- О! Доброе утро, Май! Ты так долго спал! Но это даже хорошо, а то первая партия завтрака у меня совсем не вышла. – она взглядом указала на мусорный ящик, заполненный обугленными шариками. Видимо это и была первая партия завтрака.
- А вторая вот готова! Садись подкрепиться. – продолжила старательная кулинарка.
Май послушно сел за стол, где уже стояла кружка чая и горка пончиков с малиновым вареньем. Хозяйка тоже подсела к нему, облокотив голову на руки.
- Ты знаешь, я знакома с таким сердцем как у тебя. – она указала пальцем на Майин огонёк в груди. – Когда-то очень давно к нам приходил молодой человек, высокий такой, и попросил у нас немного семян. Только цвет огня у него был немного другой – я бы сказала, потемнее твоего.
Май понял о ком идёт речь, и с полным ртом варенья, тут же добавил:
- Оранжевый такой, да? Почти рыжий! Это был мой отец!
Маргариткины голубые глаза округлились.
- Да?! Как замечательно теперь увидеть его сына! Я так рада! Надо же! И какими же судьбами ты оказался в наших краях? – обрадовалась хозяйка и, понизив тон, добавила - Только не говори, что у вас опять засуха.
- Нет, что вы! Слава Богу, наше пшено замечательно растёт. Я в ваш город забрёл случайно, мне нужно попасть в совершенно другое место. – ответил Май и, резко соскочив со стула, побежал в свою комнату на ходу бросив:
- Я сейчас покажу!
Вернулся мальчик уже с письмом в бутылкой.
- Вот! – он протянул своё сокровище недоумённой Маргаритке.
Ничего не сказав, но внимательно рассматривая узор на бутылке, хозяйка осторожно открыла крышечку и достала письмо. Несколько раз перечитав его, она спросила Майя:
- Неужели ты идёшь туда?
- Да. – ответил Май.
- Ты представляешь, как там может быть опасно? – нахмурилась она.
- Я думаю, не опаснее, чем им оставаться там одним, без всякой надежды. - также серьёзно нахмурился мальчик.
- Пойдём, я думаю, Витольду будет интересно на это посмотреть.
Вернув бутылку, она сняла фартук и за руку потянула Майя на улицу. Они вышли в город, который просто сиял от солнечного света, переливаясь благоухающими цветами, сочной зеленью и трелями мелких птиц.
Май заметил, что они шли по той самой жёлтой дороге, которую он накануне потерял. Оказывается, та не исчезла, а просто пролегала сквозь город. Местность была усыпана маленькими каменными домиками с коричневыми крышами, почти полностью заросшими плющом. Причём жилища стояли небольшими группами, как бы надстроенными друг на друга. К нижнему дому, чуть выше был пристроен второй, ко второму ещё выше прилегал третий, четвёртый прилеплялся длинным рядком сбоку от второго. И так в разных вариациях. Поэтому весь город выглядел как скальные жилища ласточек.
Маргаритка семенящими шагами быстро вела Майя по извилистым круглым улицам. Пока они не дошли до дома главы города, небольшого и уединённого, с задней стороны которого прилегало трёхэтажное деревянное строение.
Главой города оказался Витольд, тот самый старик, который вытащил мальчика из леса вчера поздно ночью. Он стоял возле кустов и обрезал персиковые розы, венком обрамляющие весь сад. Теперь при свете дня Май мог внимательно рассмотреть старика. На нём был длинный чёрный плащ, шапка с широкими полями и острым колпаком. Серая борода треугольником спускалась до пояса. Длинный нос и ярко-синие глаза обрамляли узкие глубокие морщины. Его загорелые руки в закатанных рукавах легко управлялись с садовыми ножницами.
- Доброе утро! – радостно затрещала Маргаритка. – Я так хотела посмотреть, как поживают ваши розы! Вы же не против?
Не дождавшись ответа, она ловко полезла в самые дебри сада. Витольд только улыбнулся в ответ на её суетливость и обратился к Майю:
- Ну что же? Ты вчера обещал рассказать куда держишь путь-дорогу.
- Да, - ответил Май – я иду во Флорентию.
Мальчик вытащил из-за пазухи бутылку и подал её старику. Тот рукой указал на стоящую рядом с домом скамейку, и они вместе сели под розами. С минуты две старик молча изучал письмо, потом провёл пальцами по фиолетовым чернилам. Буквы в ответ слегка заблестели морозным узором. Он обратно сложил листок внутрь бутылки и сказал:
- Письмо настоящее.
- А разве оно может быть ненастоящим? – удивился Май.
- Конечно, сынок, в этом мире достаточно зла и обмана. Но это точно писала королева Одетта, я с ней знаком. Именно она когда-то научила нас выращивать цветы.
Май невообразимо обрадовался, что Витольд знает королеву, и сразу обнадёжился:
- Так раз Вы её знаете, может, тогда пойдёте со мной помочь ей!
Старик не переставал вертеть в руках послание.
- А почему ты идёшь один, Май? – спросил он, не поднимая глаз.
- Потому что никто не согласился идти со мной. – ответил Май, не поняв к чему этот вопрос.
Синие глаза Витольда в упор посмотрели на мальчика:
- А знаешь почему?
Май вопросительно молчал.
- Потому что это опасно. – ответил сам старик, не отрывая пронзительного взгляда от Майиного лица. – Потому что никто не знает, что там. И я бы хотел помочь тебе, но ни я ни мой народ не пойдёт туда – я им не позволю. Глава города в ответе за свой народ, поэтому никогда не позволю им подвергнуть себя опасности. Они и так достаточно натерпелись.
Май нахмурился и уставился в пол. Витольд продолжил.
- Я знаю, что ты сейчас этого не в силах понять, ты ещё ребёнок и не видел жизни – той настоящей жизни, во всех её проявлениях, которая нас научила, что зло иногда невозможно остановить, и остаётся просто оставить всё как есть.
Май был разочарован. Но тон старика, его морщины вокруг холодных глаз воздержали мальчика от спора. Было что-то трагичное во всей фигуре Витольда, и он не посмел ничего сказать ему в ответ.
- Ты очень похож на отца. – промолвил старик через паузу.
- Вы с ним знакомы? – спросил Май.
- Конечно, мы все его знали. – ответил Витольд и добавил:
- Не говори, пожалуйста, никому о Флорентии. Я не хочу, чтоб мои жители терзали себя тем, что не идут с тобой. Можешь мне это пообещать?
- Конечно. – сказал Май.
В этот момент Маргаритка выскочила из кустов вся поцарапанная шипами, уже со следующей просьбой:
- А в библиотеку можно зайти? Я бы хотела что-нибудь взять почитать.
Снова, не дожидаясь ответа, она открыла дверь в дом Витольда и оттуда вылетело несколько стрекоз, точь-в-точь таких, как Май видел в лесу. Мальчик соскочил со скамейки и выкрикнул:
- Это они! Именно за такой я гнался в лесу и потерялся!
Резким движением руки наш герой мгновенно словил одного из юрких насекомых. С радостью раскрыв ладонь, он, однако, обнаружил в ней только цветную пыль, которая сразу же просочилась сквозь пальцы и полностью исчезла. Май вопросительно посмотрел на старика:
- Как это так?! Она же была такая настоящая! Я видел её! Что случилось?
Витольд в ответ улыбнулся всеми своими морщинками:
- Это либелли. Они существуют до тех пор, пока ты до них дотрагиваешься только своим воображением, а не руками. Пойдём покажу.
Они вслед за Маргариткой зашли в дом, пахнущий влагой и стариной. Минули тёмную гостиную, всю уставленную столами, креслами, усыпанными книгами, пустыми страницами, гербариями и цветной гуашью. Поднялись по узкой каменной лестнице и очутились в трёхэтажном деревянном здании, которое Май видел за домом Витольда. Справа и слева во всю стену тянулись два огромных окна, расчерченные деревянными рейками на ровные квадраты. Впереди, прямо перед взором мальчика возвышалась стена во все этажи усыпанная плотными рядками книг на узких полках - это была библиотека. К каждой полке вело по несколько деревянных лестниц, сами этажи были огорожены резными коричневыми перилами. В пронзённом лучами солнца воздухе тихо витала книжная пыль и те самые стрекозы, в этом здании они переливались золотым светом. Всё здание было пропитано шумом их крыльев и хрустальным звоном падающей пыльцы.
- Ого! – смог только вымолвить Май.
- Это то, чем занимается мой народ – мы пишем книги. – промолвил Витольд.
- А можно посмотреть? – спросил мальчик.
Старик одобрительно кивнул. Май, не раздумывая, полез на второй этаж, и потянулся за одной из книг в толстом красном переплёте. На ней затёртыми буквами проглядывалось название "История Драконов". Тут Витольд сразу предостерёг его:
- Я бы на твоём месте лучше с первого этажа начал... Ну да ладно, как пожелаешь.
Наш герой, не слыша этих слов, уже открывал книгу прямо с середины. Но как только пальцы дотронулись до страниц, его взрывом отшвырнуло в сторону, из книги вырвался огонь, вслед огню пасть дракона. И огромная лапа с одним жёлтым когтём почти схватила Майя за лицо. Тот с криком отшвырнул книгу аж к другому концу стены. Прилипший к перилам и с испуганным взглядом, Май почти прохрипел:
- Что это было?
Старик бесшумно смеялся, держа руку на животе. А Маргаритка невозмутимо стояла внизу и смотрела на мальчика:
- Это была история драконов. – ответил Витольд, вытирая слёзы смеха с морщинок.
- Я тоже не очень люблю все эти страшные истории, поэтому беру что-то почитать в основном на первом этаже. Спускайся. – протараторила Маргаритка недовольно поглядывая на старика.
Май с дрожащими коленками сполз по лестнице и подошёл к женщине. Её пухленькие пальцы уже бегали по разноцветным переплётам в поиске нужной книги, пока не остановились на одной в синей обложке. Она села в стоящее недалеко кресло и почти силком стянула Майя с собой. Тот явно не хотел повторять опыт с открыванием книг, но всё-таки уступил настойчивой женщине.
- Смотри! – сказала она и открыла книгу.
Май заранее откинулся назад, чтобы, в случае чего, быть наготове. Как только страницы открылись, по комнате разлился голубой свет, и прямо им на колени вылилась вода. Только не мокрая как обычно, а неосязаемая, которую невозможно было потрогать. Она была как будто соткана из воздуха, раскрашенного в цветные краски. Из середины листов по ровным волнам медленно выплыли два белоснежных лебедя и посмотрели мальчику прямо в глаза. Он остолбенел и не мог пошевелиться. Маргаритка, улыбаясь, перевернула страницу. И из такой же голубой воды снова выплыли белоснежные птицы, но уже подгоняя впереди себя серых лебедят. Те неуклюже пытались сохранять гордую осанку, покрытую птенцовым пухом, таким мягким и скомкано милым. Май протянул руку и дотронулся до волшебных созданий, но под его пальцами фигуры исчезали, осыпаясь золотыми пылинками. Мальчик с испугом одёрнул руку, и образы снова вернулись, глядя Майю в глаза.
- Как вы сделали такое? – спросил он, не отрываясь от книги.
- Из цветочной пыльцы. – ответил старик.
- Но как это? Я видел цветочную пыльцу и трогал её, но она не такая, как у вас. Не понимаю... – недоумевал мальчик.
- Хочешь посмотреть, как мы это делаем? – хитро улыбнулся Витольд – Тогда пойдём со мной.
Старик уверенным шагом направился к выходу. Май быстро побежал за его чёрным плащом, развивающимся по сторонам. Они спустились вниз по лестнице обратно в гостиную. Старик провёл Майя через множество пыльных книг, парт, каких-то банок-склянок к дубовому столу, стоявшему в самом углу. Он рукой смахнул с него сор и откуда-то из-под низу достал книгу и стеклянную чашечку с цветочной пыльцой. Листы в книге были абсолютно пустыми.
- Главный секрет – это воображение. Чтобы книга ожила, нужно очень хорошо и подробно представить то, что ты хочешь рассказать в ней. Потом дунуть в неё пыльцой и глядя в получившийся рисунок поверить в то, что нарисованное уже стало живым. Потому что жизнь появляется только там, где ты в неё по-настоящему веришь.
С этими словами старик закрыл глаза и, держа над книгой чашечку, медленно дунул прямо в середину страниц. Пыльца, кружась, упала на белые листы и цветными пятнами растеклась по бумаге сначала вырисовывая какие-то узоры, которые постепенно отчётливо выводили образ картины. На ней было изображено лазурное море, с чуть разволновавшейся водой и корабль с серебряными парусами. Старик внимательно, не отрывая глаз смотрел на рисунок и, казалось, чуть улыбался. А краски в это время медленно начали двигаться кругами, как будто художник водил кистью размазывая толстые мазки. Морские цвета бурлили всё сильнее, пока Май отчётливо не почувствовал солёный запах океанского бриза. Из книги резкой штормовой волной вылилась вода, окатила мальчика с ног до головы, и прямо на колени тяжело кренил корабль, раздувая тонкие паруса из настоящего серебра. Наш герой сжался в кресло, чтобы избежать столкновения, но корабль исчез из вида.
- Я же говорил, всё становится настоящим, если ты в это веришь. – промолвил Витольд.
Май понял, что за глубина таилась в глазах старика - в них хранились все эти живые книги.

Глава 17.
- А могу я ещё посмотреть библиотеку? – спросил он у Витольда. Старик в этот момент над чем-то задумался.
- Конечно, малыш. – по-отечески ответил сказочник.
Май снова вернулся в пыльное здание, хранящее весь этот бумажный рай и вмещающее в себя невообразимое количество живых историй. Он подбежал к первой полке и одну за другой стал просматривать книги. Перед его взглядом плавали касатки, рвался наружу пламень костров африканских поселений, летали все известные виды бабочек. Его руки обвивали тропические лилии, он видел, как строили города гномы, как звёзды во вселенной вырисовывали млечный путь, как стадо диких лошадей своей мощью сносили всё на своём пути, как плакала далёкая принцесса, и как смеялся северный малыш, впервые увидевший весенний цветок. Истории не кончались, мир перед глазами мальчика раскрылся во всём своём многообразии. Он был таким огромным и таким прекрасным! Ни разу не прервавшись, Май заворожено просматривал с помощью страниц каждое из его чудес. Но у времени свои границы, и в окнах тускнел дневной свет, раскрашивая библиотеку в оранжевую палитру вечера. Заметив это, мальчик решил напоследок взглянуть хотя бы на ещё одну книгу.
Он оглядел все полки и посмотрел на третий этаж, откуда не взял ни одной книги, помня опыт с историей драконов. Оглянувшись в сторону двери - не идёт ли старик, мальчик полез по одной из деревянных лестниц до самого верха. Ступеньки под ним неуверенно скрипели, раскачивая лестницу чуть в стороны. Но мальчик не уступал. Добравшись до верхушки, он потянулся до самой верхней и дальней книги в кожаном переплёте чернильного цвета. Её покрывал толстый слой пыли. Май сел на пол и посмотрел обложку: "История страны, которая ни в чём не была виновата."
Он открыл книгу. Оттуда прямо ему в лицо фиолетовым отблеском стрельнула молния. От боли Май схватился за глаза, ему показалось он ослеп. Книга выпала из рук, но не захлопнулась, а осталась открытой. Повеяло холодом, Май отчётливо почувствовал ветер, он приоткрыл глаза, и увидел, как из середины страниц чёрным смерчем вырвалась дымовая завеса, она огромной тучей заполняла потолок библиотеки. В тёмном густом месиве появились отблески электрических разрядов, и прямо на голову мальчика обрушился страшный грохот. Началась буря, полил такой ледяной дождь, что, казалось, острыми струями изрезал всё тело. Перед глазами Майя вся библиотека закрутилась в смерче. Он слышал, крики, плач и хлопанье крыльев, об его лицо бились и врезались осколки стекла, вырванные с корнем увядшие цветы и огромные белые перья. Вокруг ничего не было видно, молнии били во все стороны без разбору, библиотека исчезла полностью. И, главное, невыносимые крики резали слух. Май в ужасе сел на колени, пытаясь опуститься как можно ниже, схватил голову обоими руками и закрыл уши. В отчаянье он хотел крикнуть о помощи, но резко всё стихло. Мальчик медленно поднял голову и осторожно открыл глаза. Перед ним стоял Витольд. В руках он держал закрытую книгу в черничной обложке и гневно смотрел на Майя.
- Ты в порядке? – спросил он.
- Да. – еле выдавил из себя Май. – Простите!
- Ничего. – резко и хмуро отозвался старик – Некоторые истории лучше не читать. Они написаны только для тех, кто их писал – и поставил книгу на место.
Из библиотеки они вышли молча. Сказочник на прощанье погладил мальчика по волосам, и Май грустно побрёл обратно по дороге. Он не понимал, зачем кто-то написал такую страшную сказку, и вообще хранить её зачем?
Его мысли и ночную тишину нарушил резкий глухой шум. Мальчик посмотрел вверх – из тёмного звёздного неба ему прямо на лицо медленно упало огромное белое перо. Май удивлённо взял его в руку и стал оглядываться по сторонам. Вокруг была только непроглядная тьма, даже окна домов не горели. Но всё-таки где-то вдалеке этот шум продолжался. Май вернулся немного обратно к дому Витольда, прислушался и вот он – снова шуршащий короткий отзвук. Мальчик прошёл за дом, обогнул библиотеку и вслепую нащупал небольшую дыру в живой изгороди. Прошмыгнув в неё, мальчик оказался в немного утоптанных кустах, что было явным признаком чей-то постоянной тропинки. Раздвигая кусты, он шёл довольно долго. Пока сквозь листья не появился отблеск воды. Отсюда виднелось небольшое озеро, окружённое высокими влажными скалами. Гладь воды отражала белёсый свет луны и тяжёлую листву старых деревьев. Над озером, то взмываясь вверх, то, как стрела, пилотируя к самой поверхности озера, летала огромная белая птица. Её крылья с шелестящим свистом разрезали воздух. Она шумно пролетела от одного берега к другому.
Внезапно, опоясывая скалу, чудное создание быстро подлетело к мальчику и предстало во весь рост перед ним. Это была не птица. Перед Майем стояла девочка с белыми волосами, белой кожей, острыми синими глазами и двумя огромными серебряными крыльями. Белизна её кожи в свете луны, казалось, светилась. Как только девочка ногами дотронулась до земли, её серебристые крылья сложились за спиной так, как будто их и не было. Май с восторгом смотрел на объявившееся чудо.
- Ты что язык проглотил? – немного заносчиво заговорила она.
- Нет. – ответил мальчик и громко сглотнул.
- А что забор не заметил, когда сюда шёл? Разрешения, я думаю, тебе никто не давал сюда приходить.
- Нет, забор я не заметил, а вот дырку и тайную тропку за ней заметил. Видимо, тебе тоже не давали разрешения. – не растерялся Май.
Девочка медленно, чуть с высока окинула гостя взглядом. Май, не дрогнув, в ответ тоже прямо смотрел ей в глаза.
- Хм. А ты не промах. – заключила она.
- Твоё? – спросил непрошеный гость и подал ей белое перо, которое сжимал руке.
Девочка резким движение попыталась схватить Майину находку, но тот ловко спрятал руку и продолжил:
- Отдам, если покажешь крылья.
В глазах девчушки промелькнул огонёк гнева и за спиной с шумом резким движением раскрылось серебряное оперение. Она не шелохнулась.
- Вот это да! – восхитился Май и, не отрывая глаз от крыльев, подал перо.
- Спасибо. – быстро ответила девочка и тут же спрятала находку в карман мешковатого платья.
Она отвернулась и прогулочным шагом побрела по берегу. Мальчик тут же устремился за ней.
- Как тебя зовут? – начала разговор крылатая леди.
- Май. А тебя?
- Ия. Я тебя никогда не видела, ты откуда?
- Я из солнечной страны, я у вас пока в гостях.
- Да ладно! К нам гости не ходят! - рассмеялась Ия.
- Ну я случайно забрёл. – немного смутился её смеху Май и добавил:
- Я смотрю, вы тут много чего не делаете: сады красивые выращиваете, но гости к вам не ходят ими любоваться, книги пишете, но кроме вас никто их не читает, и у тебя крылья есть, но ты почему скрываешь это, ведь не спроста же ночью в глуши летаешь?
Он вопросительно посмотрел на девчушку.
Её глаза стали серьёзными. Она смотрела на отблески озера и промолвила:
- Не у меня одной есть крылья. Все жители нашего города обладают серебряными крыльями.
- И Витольд тоже? – переспросил Май.
- Да, отец тоже. Его крылья самые сильные из всех.
- Витольд твой отец?! – ещё больше удивился мальчик.
- Да. – ответила она, улыбнувшись синими глазами, и стала пристально рассматривать с ног до головы непрошенного гостя.
- Так почему же никто не летает в городе? – не понимал Май.
Ия снова стала серьёзной.
- Когда-то мы все летали, но случилась беда и больше всего пострадали те, кто как раз в это время был в небе. После этого весь город решил отказаться от крыльев. Мы просто их сложили за спинами и закрыли одеждой. Никто никогда больше не видел ни одну пару крыльев в небе. С тех пор многое поменялось – мы стали осторожны, выстроили стены вокруг города. Вот так в спокойствии и тишине живём сейчас. - закончила девочка и добавила после паузы – Только счастливее не стали.
Май теребил в руках травинку и молчал. Потом снова обратился к ней:
- А что это была за беда?
- Я не знаю, да и никто не знает. Налетела страшная гроза с ураганом, молнии с градом били во все стороны. А на утро всё стихло, как ни в чём не бывало. Ураган стих, оставив нам оплакивать своих друзей, которые погибли за одну страшную ночь.
Май снова молчал. Но через время всё-таки решился спросить:
- Но ведь ты до сих пор летаешь.
Ия виновато улыбнулась.
- А если бы у тебя были крылья, ты бы летал?
- Ну конечно! – ни секунды не колебался Май.
- Так вот и я не могу по-другому. Небо просто зовёт меня, и я лечу к нему навстречу. Полёт - вот настоящая свобода.
Она улыбалась, и, казалось, её лицо почти светилось.
- Так полетели со мной! – вдруг загорелся Май. – Точно! Мы вместе смогли бы намного больше сделать, твои крылья – это просто находка!
Ия рассмеялось, не понимая, о чём он говорит.
- Подожди, подожди. Куда ты собрался лететь?
- Во Флорентию! Она вся во льду, и они просят о помощи! – не успокаивался мальчик. Девочка перестала смеяться.
- Ты идёшь во Флорентию? – Ия погрустнела. – Я не знала, что у них беда.
- Конечно, не знала! Я пообещал Витольду никому об этом не говорить!
- И я знаю даже почему. – усмехнулась она в ответ.
- Ну так что? Ты летишь со мной? – Май с надеждой смотрел на девчушку.
Ия отвернулась к озеру и, глядя пристально в небо, молчала.
- Ия! – не выдержал нетерпеливый собеседник. – Так я могу рассчитывать на тебя?
Не отрывая взгляда от неба, она твёрдо ответила:
- Нет.
Май не ожидал отказа и тут же разозлился.
- Да ты трусиха! Как по ночам летать, пока никто не видит, - смелая! А как по-настоящему помочь друзьям – так сразу трусишь! Я ведь знаю, что королева Одетта была другом вашему городу!
- А ты знаешь, сколько людей у нас погибло? Ты знаешь, что кроме меня у отца никого не осталось? Я никогда его не брошу, я никогда не поступлю с ним так! – взорвалась девочка.
- И это ты называешь своей "настоящей свободой"? Ты делаешь всё, что отец тебе скажет, а не то, чего хочешь сама! – не успокаивался Май.
- Это и есть свобода, свобода заключается в выборе. Я свой выбор сделала: даже имея крылья, я выбираю не лететь.
Больше Ия не произнесла ни слова. Она не выглядела ни обиженной, ни разозлённой, ни даже немного задетой. Май на её фоне чувствовал себя глупым ребёнком. Ведь он был и разозлён, и задет, но уверен, что прав он, а не она. Но одновременно его не покидало ощущение того, что он чего-то недопонимает и не всё знает об этом городе и её жителях. Май шёл молча рядом со спутницей.
- Я тебя провожу. – промолвила Ия, когда они прошли забор с дырой.
- Ты не знаешь, где я остановился.
- Все в нашем городе останавливаются у Маргаритки.
Они прошли узенькими дорожками через серые дома затемнённых улиц и остановились около открытой калитки Маргаритки. Ия, махнув рукой, бросила ему на прощанье: «спокойной ночи!».
Май тоже направился к двери, но на пол пути обернулся и вслед крикнул:
- Я в библиотеке видел книгу "История страны, которая ни в чём не была виновата". Это то, о чём ты рассказывала? Это с вами случилось?
Ия повернулась в сторону мальчика и издалека ответила:
- Да. Книгу написал мой отец. Мы обычно никому её не показываем. Это его лучшая, но и самая страшная работа.
- Я думал, что вы придумываете свои книги, а не описываете реальные истории.
- Всё, что пишется в книгах, перед тем как оказаться на страницах, рождается в сердце автора. А разве может быть нереальным, то что живёт в сердце? Все эти книги – реальные истории, истории разных сердец.
С этими словами девочка скрылась в темноте ночной прохлады. Май уже не злился, он вообще не знал, что он чувствует. И всю ночь он не спал. В голове так и прокручивались слова Ии, книги и тени белых крыльев, шуршащих над изумрудной гладью озера.
На следующее утро Май встал на рассвете. Он умылся, собрал рюкзак и спустился в столовую. Мальчик был немного замешкался и не знал, как уйти. Он хотел покинуть этот город тихо и незаметно, но и совестно было не попрощаться с Витольдом, Ией, и Маргариткой. Ведь они так были гостеприимны и добры к нему. Наш герой, недолго подумав, решил написать записку с прощанием и избавиться от неприятной дилеммы. Но тут из спальни выскочила сама Маргаритка, на ходу сдёргивая ночной чепчик, чем ещё больше разлохмачивая и без того растрёпанные кудряшки. Она всегда спала очень чутко и сразу услышала Майино шебуршание.
- Ты уже уходишь? Так быстро! Я думала, погостишь у нас ещё недельку. В библиотеке ещё столько интересных книг, и я тебе хотела ещё спечь наши любимые черничные ватрушки, думала, ты наш лес посмотришь и сады! У нас замечательные сады, мы даже вывели гибрид из ежевики и вишни – это Витольд придумал... – не переставала щебетать Маргаритка, одновременно нарезая хлеб и намазывая его толстым слоем варенья.
Май, смущённый её добротой, сел тихонько за стол, умолчав о том, что хотел уйти вообще не попрощавшись. Он смял в карман приготовленный листок бумаги и был рад тому, что за болтовнёй хозяйки не нужно ничего объяснять.
Перед выходом мальчик натянул на плечи рюкзак и вместе с Маргариткой вышел за дверь. Утреннее небо сияло розовыми лучами солнца. Возле калитки стояли Витольд с Ией. Они прекрасно понимали, что Май не останется в городе, а пойдёт дальше к своей цели. Поэтому старик с дочкой уже с раннего утра ждали его возле дома. Девочка держала в руках серый свёрток, который сразу протянула Майю.
- Это подарок, на память. – промолвила она.
- Мы хотели попрощаться. – добавил Витольд. – Я вижу, что огонь в твоём сердце непритворный, он зажигает в тебе храбрость. Береги своё сердце, малыш.
Май кивнул. Он не видел в их глазах ни обиды, ни осуждения, за что был очень благодарен.
И снова, расставшись с новыми друзьями, наш герой побрёл по знакомой жёлтой дороге. И в этот раз уже привычнее было уходить. Он помахал им рукой на прощанье и мечтал о том, что когда-нибудь они снова увидятся.

Глава 18.
А под ногами снова жёлтые камешки и далёкий горизонт впереди. Как только город остался позади исчезли все фруктовые деревья. Вокруг простирались бескрайние степи с соломенной травой, давно уже потерявшей свой цвет. Первый день пути прошёл незаметно. Май торопился и без отдыха, бодрым шагом оставлял за собой километры. Когда стемнело, он практически бухнулся спасть прямо посреди поля на мягкую сухую траву. Следующий день прошёл также – мальчик шёл, не щадя ног. И так же прошёл второй, третий, четвёртый, и остальные дни – Май сбился со счёта, он просто шёл. Иногда даже сомневаясь, а в ту ли он сторону вообще идёт?
Но дорога неумолимо уверенно тянулась все дальше к горизонту. Становилось холоднее. То и дело по утрам появлялся иней, покрывая тело и лицо мальчика мелкими серебристыми иголочками льда. От холода его спасало только его сердце, всё так же излучавшее огонь. Степи становились всё суше, в воздухе веяло сдержанным морозом. Май шёл день за днём. Казалось, уже прошла вечность. Он потерял счёт дней, он потерял ориентир пространства, только жёлтая лента под его ногами напоминала ему о том, куда он идёт. Он не чувствовал холода и усталости. Мальчик просто брёл к поставленной им цели. Но, к счастью, так было не вечно.
Однажды, ранним утром он увидел вдали серые очертания города, окутанные голубой дымкой утренней прохлады. Солнце поднималось, пронзая лучами света высокие стены. Май усилил шаг, который постепенно перешёл в бег. Камни под ногами с силой скрипели. Качаясь в глазах мальчика, стены города быстро приближались.
Запыхавшись, мальчик подбежал к длинной песочной стене и облокотился на неё рукой, пытаясь перевести дыхание. Май понятия не имел куда торопился, он знал, что это не Флорентия, но достигнув ещё одного города, он чувствовал, что она всё ближе и ближе. Стены были чуть тёплые от солнца, виднелись башенки на верхушках. Стражников не было. Вокруг простиралась только степь. Май прошёл вдоль стен, не отрывая рук от тёплых кирпичей. Довольно быстро он нашёл ворота, над ними висела золотая надпись: Фредликград. Под надписью слегка качался колокольчик. Наш герой смело дернул за верёвочку – ответа не последовало. Ворота были не заперты и Май навалился на них всем своим телом. С жутким скрипом массивные двери отворились. Звук тяжелым эхом отозвался где-то внутри дворов.
Перед взглядом Майя предстали ряды стройных домов, обложенные светлым кирпичом, между ними дороги выложенные бетонными резными плитками. Улицы были пусты, стояла тяжёлая тяжелая тишина. Каждый шаг пыльным звуком отдавался в пустоте.
- Ээй! – прокричал мальчик.
- Ээй – отозвалось его собственное эхо.
- Кто-нибудь есть? – снова крикнул он.
- …есть, есть, есть. – отозвались дома.
Улицы выглядели умершими. Май побрёл по ним, в надежде кого-нибудь встретить. Не может же такой большой город не иметь ни одного жителя, должен же быть там хоть кто-нибудь! Май бесцельно бродил вдоль домов, то и дела заглядывая в чужие окошки и дворы. Всё выглядело заброшенным, так, как будто все жители разом второпях ушли. Где-то валялись вёдра, где оставались незапертыми пустые шкафы. Пустые качели, закрытые магазинные лавки – всё наводило уныние.
Постепенно начало темнеть. Мальчику становилось всё неуютнее и не только из-за сумерек: чем темнее становилось, тем чаще появлялось ощущение, что он не один. Как будто чья-то тень неустанно следовала за его плечами. Но, когда тот оборачивался, все стихало. По рукам Майя бежали мурашки от мысли, что в этом заброшенном месте кто-то или что-то следит за ним. Это неизвестность так тяготила, что мальчик решил во что бы то ни стало выяснить, кто за ним следит. Он решил спровоцировать преследователя и наконец увидеть, кто или что скрываются за тенями.
На улицы спустилась ночь. Май медленным деревянным шагом шёл по освещённой луной дороге. Он искал подходящее место и момент. Впереди приближался поворот. На углу стоял маленький старый домик, совершенно неосвещённый. Мальчик, не меняя скорости шага, шёл ровно. Впереди виднелась огромная тень, которая оставляла часть дороги абсолютно невидимой. Поравнявшись с домиком, Майина фигура слилась с чёрной тенью на дороге. Воспользовавшись этим преимуществом, он быстро проскользнул внутрь самого домика. Мальчик прилип спиной к стене и не сводил глаз с дороги. В кромешной темноте пахло сыростью, Май старался не дышать, потому что его собственное дыхание казалось ему непозволительно громким.
Прошло совсем немного времени, может минута или две, и вдоль домов чуть заметно проплыла тень и сразу исчезла. Всё затихло. Снова послышался шорох, и Май увидел скользящую по стенам длинную тень. Сердце мальчика бешено колотилось, язычки его пламени то и дело вырывались наружу острыми лепестками. Май решил схватить лежащую на полу палку – на всякий случай, для обороны. Тень приближалась. И чем ближе она была, тем Май яснее видел, что это существо намного крупнее всех тех, кого он до этого встречал. Мальчик крепко сжал пальцы – он был готов. Шорох шагов звучал очень ясно в ночной тишине города, тень вырисовала на дороге огромную фигуру человека, который в руке сжимал что-то вроде дубины или меча. Руки Майя совсем вспотели. Он не мог больше ждать, ему казалось, что его сердце остановится, если он ещё хоть секунду простоит вот так в темноте и страхе. Набрав воздуха в лёгкие наш герой со зверским криком выбежал, размахивая палкой, и налетел на того, кто крался в тени.
На его удивление большая фигура отскочила и побежала прочь от разъярённого мальчика. Май только успел увидеть синие штаны, убегающие по дороге. Май настолько не ожидал такой быстрой развязки, что не мог успокоить дыхание, сердце всё ещё бешено колотилось. Рука с палкой сама собой опустилась. Мальчик хотел было выдохнуть и поскорее убраться из этого странного города, но не тут-то было: той же дорогой этот огромный странный человек бежал обратно – прямо на Майя. Он также орал как дикий и размахивался явно чем-то очень большим. Май сразу понял – спастись возможно только бегством. Не выпуская свою палку из рук, наш герой со всех ног помчался в противоположную сторону, вниз по дороге. По бокам мелькали дома, заборы, деревья. Наш герой впервые в жизни бежал настолько быстро, да он и не знал, что умеет так бегать. Сзади к тяжёлому топоту добавился крик:
- Ты! Бессовестный воришка и мародёр! Мой город решил спалить?! Мой дом родной! Разбойник, я тебя поймаю!
Май, не оборачиваясь и не останавливаясь, изо всех сил закричал в ответ:
- Я не воришка! И ничего не палил!
- Ага! – продолжил на бегу преследователь. – а огонь с собой таскаешь чай варить, да? За тупого меня держишь?!
- Это не огонь – это сердце такое! – не останавливаясь, отвечал Май.
- Так чего же бежишь, если ничего не натворил! Ух, я тебя догоню!
- Я бегу, потому что ты за мной гонишьсяяяя! – из последних сил крикнул мальчик, продолжая нестись как угорелый.
Тяжёлая фигура преследователя резко остановилась.
- Хорошо – я остановился. Теперь твоя очередь! – крикнул он ненавистному гостю.
Май чуть замедлив, но не останавливаясь полностью, с опаской оглянулся через плечо. Увидев, что гигант правда остановился, он тоже встал и повернулся в сторону единственного жителя этого пустынного места.
- Ладно, давай поговорим. Я Май. – неуверенно крикнул через расстояние Май.
Грозный великан монотонно стучал палкой по ладони и не отрывал взгляд от гостя.
- Очень приятно, Май. – съязвил он. – И что же ты делаешь в нашем городе, Май?
- Хм, в вашем городе… Ты вообще-то здесь один. – пробубнил себе под нос мальчик, а вслух продолжил. – Я тут к вам, как бы случайно зашёл, хотел переночевать только – мимо проходил.
Май сам слышал, что его объяснение со стороны звучит как минимум глупо.
- А что ж ты тогда в руках вазу миссис Зинтер держишь, между прочим семейную реликвию?
Страж палкой указал на Майину руку. Мальчик опустил глаза и обнаружил, что он до сих пор держит палку, которую схватил в доме на углу. И только сейчас с ужасом обнаружил, что это была не палка, а и вправду довольно изящная ваза, украшенная зелёными изумрудными цветами.
- Я не знал! Я думал это палка, там же темно было! – протараторил Май.
И с испугу от мысли, что он держит чужую вещь и выглядит как воришка, наш герой мгновенно раскрыл руку и бросил её на землю. Но тут же с ещё большим ужасом понял, что натворил – ваза полетела на каменные плиты и со звоном разлетелась на куски.
- Неееет!!! – услышал Май и увидел, как к вазе плашмя летит хозяин города в попытке словить драгоценный предмет и падает прямо возле него, держа руки вверх, в которые хрустальной перекличкой упали только осколки.
- Прости! – почти бесшумно прошептал Май, с ужасом осознавая, что он наделал.
- Её можно склеить. – попытался исправить положение мальчик.
Гигант лежал на земле, не двигаясь, и с полной безнадёжностью в глазах смотрел на осколки.
- Я не умею клеить. И клея у меня нет. – ответил он, не отрывая взгляд от осколков.
- А мука есть? – продолжил Май.
- Есть. Ты голоден? – житель недоумённо посмотрел на мальчика.
- Нет, то есть да. Но мука не для еды. Я знаю, как сделать клей из муки и отремонтировать вазу. – ответил мальчик.
Грозный страж поднялся, приблизился лицом к нашему герою так близко, что почти касался его носом, и устрашающе спросил:
- Дуришь меня?!
- Нет, - сглотнув ответил Май. – я правда умею.
Великан недоверчиво кивнул. Они молча склонились над осколками и быстро начали их собирать. В процессе сборки страж сердито буркнул:
- Меня Отто зовут.

Глава 19.
Май взглянул на странного жителя, чтобы рассмотреть получше. Это был высокий и коренастый парень с длинными руками почти до колен, отчего его походка выглядела немного ссутулившейся. Голова была формы точно яйца. На верхушке этого яйца развивались рыжие пушистые кудряшки. Ярко зелёные глаза периодически сверкали фиолетовым отблеском. Но самым большим украшением были его уши – большие, круглые, торчащие перпендикулярно голове, они придавали этому грозному созданию невероятно умилительный вид. В близи великан совсем не казался Майю страшным.
Собрав всё, до мельчайших кусочков, они пошли по улицам в сторону дома Отто. Тот не спускал глаз с осколков. Майю было неловко, но любопытство взяло верх, и он спросил:
- А ты здесь один живёшь?
- Да, один. – без капли злости ответил единственный житель города.
- Я тут просто мимо проходил, я и не думал ничего воровать…и тем более красть... – начал снова оправдываться Май. Но Отто, не дослушав, оборвал его:
- Да понял я уже!
Они немного прошли снова молча, но Май не мог никак унять своё любопытство:
- А где все остальные? Ты же не может жить здесь один.
- Они ушли.
Отто не выказывал ни капли неприязни и Май продолжил:
- Давно?
- Давно, уже 3 года 6 месяцев и 3 дня.
- Ты так точно знаешь! – был удивлён мальчик.
- Да. Я считаю.
- А куда ушли?
- Точно не знаю, но, наверное, куда-нибудь не очень далеко - туда, где есть вода.
- А у вас что нет воды?
- Была, к нам в город текла река. Вооон там, видишь? – он потянул за руку Майя и указал на канал за кустарниками и тротуаром, по которому они шли. – Она текла через весь город.
- А где она сейчас? – спросил мальчик.
- Хотел бы я знать. Однажды река просто высохла. Никто не знает, что случилось.
- Поэтому все жители ушли?
- Да. Сначала, конечно, мы ждали, надеялись, что река вернётся, просто начнёт течь внезапно, также как она внезапно исчезла. Но этого не произошло.
В этот момент дорога привела их к небольшому домику. Над дверью висела надпись: «Дом Отто». Они вошли внутрь. Потолок на удивление был обычной высоты, отчего гигант почти упирался в него головой. Всё жилище выглядело как большая мастерская, повсюду валялись инструменты, гвозди, опилки, верёвки, в углу даже стояла небольшая тележка. Возле окна тлела небольшая чугунная печка с литыми ножками, напротив стояли два кресла, чуть подальше виднелся небольшой диванчик. Занавеска на окне была открыта, возле печки стояло что-то похожее на столик и тумбу одновременно, сделанный из ствола толстого дерева, окружённого серыми камнями, но сверху все было так аккуратно срезано единой линией, что создавало идеальною столешницу. А прямо посередине ствола находилось углубление, из которого рос крупный голубой цветок.
Отто проворно зашуршал кастрюлями, одновременно разжигая печку. Всё вокруг затанцевало оранжевыми тенями. За пару минут на печке уже грелась вода, и хозяин легко дотянулся своими огромными руками до муки на верхней полке съедобной утвари. Май среди всего этого движения чувствовал себя лишним предметом. Не зная, куда притулиться, он то облокачивался к стене, то пытался куда-нибудь присесть. Но стул предательски скрипел, диван был настолько мягким, что почти поглотил мальчика целиком. От неожиданности Май аж подскочил с него. Пока наш герой искал куда себя деть, вода закипела, мука была в руках, и протянув прямо к носу мальчика, Отто стоял в ожидании перед ним. Мальчик в ответ молча взял муку, и быстро стал разводить небольшое количество в кружечке, он ещё никогда так усердно не работал ложкой. Казалось, в эту муку он вкладывал всё своё извинение за злополучную вазу.
Через несколько минут был готов клейстер. Они вышли на улицу, поставили кастрюльку с жидкостью на дорожку остужаться, а сами сели на порожек крыльца. Май немного ёжился от неприятного уличного холодка, но не решался отойти от кастрюльки - единственного в городе предмета, связавшего столь разных жителей этой большой планеты, которые никогда и не подозревали о существовании друг друга. На улице стоял холод, воздух был прохладно тяжёлым. Вокруг царила полная тишина.
Они сидели без звука. Отто принёс одеяло. Май чувствовал к этому большому и одинокому существу какое-то внутреннее тепло, и даже, может, жалость. Слишком не вписывалось его добродушная внешность с равнодушием каменных стен брошенного города. От того и сам Отто казался брошенным, тем, случайно забытым человеком, за которым не вернулись. В тишине слышалось медленное шуршание песка, гоняемого по дорожному камню улиц.
Май аккуратно тронул клейстер пальцем – тот был готов к работе. Они занесли его в дом и начали клеить вазу, кусочек за кусочком придавая ей былую форму. И с каждым кусочком Отто веселел, а Май с облегчением выдыхал. Когда ваза стояла перед ними на столе, готовая и целая, покрытая прожилками клея, хозяин был абсолютно счастлив.
- Вот она – красота! – промолвил он с довольством. – Теперь можно и спать лечь.
Отто бережно поставил вазу на шкаф, постелил Майю на диване мягкий синий плед, положил какую-то мохнатую подушку, а сам удалился за небольшую дверь в конце комнаты. Видимо там была спальня. Май лёг на диван, почти утонув в нём, руками до груди натянул плед, и не выпуская его из рук, смотрел на тени, играющие на потолке от огня печки. На нём были выгравированы разные сюжеты, с людьми, которые собирали подсолнухи, строили дома, играли на каких-то незнакомых инструментах. Май лежал и думал. Он не мог представить, как можно вот так несколько лет жить в абсолютном одиночестве в пустом городе, где на каждом углу остались тени тех, кто ушёл. Постепенно мысли растворились в его голове, сменившись крепким сном.
На следующее утро чуть лучи коснулись оконных стёкол, Отто подскочил с кровати и, суетясь, начал одеваться, заваривать чай, собирать какие-то жестянки, ковшики, верёвочки. В суматохе он забыл завязать шнурок на левом ботинке. Отчего тот перекрутился, за что-то зацепился, и хозяин дома с грохотом полетел в собранные им все кофшечки и жестянки. Май от такого шума соскочил как ошпаренный.
- Ты чего, Отто! Что случилось?! – выпалил мальчик спросонья.
- Ничего – шнурки завязываю. Извини, что разбудил. – ответил Отто, сидя на полу и воюя со шнурками.
- А ты куда так рано собираешься? Тебе ж ни на работу, никуда не надо. Куда так торопишься?
- Это я-то не работаю? – почти оскорбился гигант. – Да у меня знаешь, сколько работы! Поэтому и встаю рано, а то всё не успею сделать. Ну-ка, одевайся быстро, я тебе покажу как я не работаю!
Май без капли промедления, соскочил с кровати начал быстро одеваться. Отто явно не собирался его ждать, и уже тащил из угла деревянную тележку, на улице составил в неё горку ковшиков да ведёрочек. Он сосредоточенной походкой направился по городу в сторону центра. Май еле успел за ним выскочить, по дороге натягивая отцовскую куртку.
Отто продолжал разговаривать, как будто сам с собой, но Май понял, что слова адресовывались ему:
- Ты думаешь легко жить одному в таком большом городе? Попробуй сохрани столько домов в нормальном состоянии! Мало того, что я должен пройти, проверить таких вот воришек как ты, а ещё мусор убрать, реку посмотреть, цветы полить…
К этому моменту они подошли к большому колодцу. Великан нервно бросил в него ведро, чтобы набрать воды во все свои ковшики и ведёрочки. Май помогал как мог и внимательно слушал.
- Ты знаешь, сколько здесь цветов? И ведь полить надо каждый! Вот, например, олеандр миссис Фразивы и фикус с азарией мистера Комчина требуют воды аж два раза в день. А живут они на разных концах города, это все полей, потом вернись за водой, а вечером снова – на один конец и обратно шлёпать на другой. А ещё где забор подделать надо, где плитку подправить. Я ведь один за всё отвечаю!
- Понимаю. – уважительно отозвался Май. – Я помогу.
И они вместе начали таскать воду, заходить в дома, где Отто бережно поливал каждый горшочек, да ещё в добавок разговаривал с цветами, как будто успокаивая их и утешая, тихонько шепча им что-то под корешок. Майю показалось это очень странным, но он промолчал – мало ли что твориться в голове человека, живущего в полном одиночестве 3 года. После цветов они занялись заборами, дорожками и плитками. День за работой пролетел незаметно.
Уже садилось солнце. Отто смахнул пыль со лба, громко выдохнул и промолвил:
- Пойдём, кое-что покажу.
Он схватил мальчика за руку и потащил за собой. У Майя совсем не было сил после трудового дня, он плёлся за неумолимым гигантом, заплетающимися ногами почти не касаясь земли. На несколько минут они остановились возле небольшого сарайчика. Хозяин города оставил нашего героя на скамье, а сам исчез в нём ненадолго, бросив через плечо: «Подожди!». Выскочил он оттуда уже с мешком крекеров и несколькими банками варенья разного вида. Не успел Май удивится, как всё это добро оказалось в его руках, и они снова куда-то полетели. Наш герой уже ног не чувствовал, ещё эти банки были такими тяжёлыми. А Отто тащил его и тащил куда-то. Вот они уже закружились по каменной лестнице, от которой банки с вареньем показались ещё тяжелее. И страж резко остановился, да так что Май врезался в его огромную мокрую спину.
- Смотри! – указал он вдаль рукой.
Наш герой выглянул из-за его спины посмотреть в ту сторону, куда указывал великан. И перед Майиными глазами открылась картина невероятной красоты. Они стояли на вершине стены города. Впереди сиял фиолетовый закат, лучи заходящего солнца мягко перекатывались по чуть затемнённым полям, как будто играя на невидимом рояле. И от каждого движения, миллионами бусинок переливалась роса на полях, отражая фиолетовое небо и оранжевые отблески солнца. Где-то поднимался лёгкий ветер, вздымая в воздух хрупкие капли, а те со звоном снова рассыпались на землю. Майю казалось, что он даже слышит их. Они стояли и не двигались, боясь того, что мельчайшее движение нарушит эту зыбкую гармонию неба и земли.
- Хорошо здесь. – промолвил Отто, глядя прямо в самую глубину хрустального воздуха. – Я прихожу сюда каждый день и смотрю на закат. Здесь как будто и времени не существует.
Он сел на каменную бордюрку, намазал крекер вареньем, и подал Майю. Почувствовался сладкий запах ягод. А Май смотрел вокруг и пытался увидеть мир глазами этого одинокого великана. Но это было невозможно. Он чувствовал запах песка и незнакомых кореньев. Мальчик был здесь чужаком. Он не мог увидеть этот город таким как его видел Отто. Город был чужим и бесчувственным. А солнце далеким. Ему казалось у него дома солнце было больше и теплее, чем здесь. А этот город был чужим домом – домом Отто. Май только мог представить и, может быть, даже понять чувства этого человека. Ведь мальчик понимал, что значит скучать по дому, по тому, что не в силах вернуть. И здесь они были братьями. Отто и Май сидели молча на бордюре и смотрели восхитительное чудо заката.
Вдали, чуть справа, на горизонте, что-то сверкало. Наш герой с минуту любовался этим сиянием и спросил:
- А что там вдали так красиво сверкает, видишь?
- Это Флорентия. Именно оттуда к нам текла река. – спокойно ответил Отто.
Май чуть не упал с того места, где сидел.
- Да ты что! Это Флорентия? Она так близко! Я ж туда иду! – почти пропищал мальчик. Внезапно голос ему изменил, сорвавшись почти на писк.
- Аа, вон куда ты идёшь. Красивая страна, я там был когда-то в детстве. Тоже хочешь посмотреть на их сады и ароматы? – отозвался спокойный Отто.
- Нет! – ответил возбуждённо Май. – Им помощь нужна, они мне письмо написали, их страна вся покрылась льдом, так я иду на помощь!
- Аа, вон что, я и не знал. – гигант призадумался. - Вот почему она так сверкает, раньше она цветными красками переливалась, а потом засверкала. Но я и не подумал…
Отто смотрел вдаль на ледяные отблески, и себе под нос сказал:
- Может поэтому наша река перестала течь… - и уже Майю добавил – Я тебе покажу дорогу завтра, которая ведёт во Флорентию. Сегодня уже поздно выдвигаться.
Май эту ночь никак не мог заснуть. Не было сил выдвигаться в путь, нужно было поспать, но на «уснуть» тоже сил не хватало. Он так долго шёл, так хотел добраться до этой заветной страны! И когда она была так близко, мальчик оказался совсем не готовым к этому. Он не знал, что делать. Ну вот он дойдёт и что дальше? Что нужно делать? Его отец бы точно знал, что делать! Почему же его нет рядом, когда он так нужен? Май, конечно же, понимал, почему его не было рядом, но от этого понимания совсем не становилось легче. Он вспоминал все истории, сказки, легенды мамы. Они все заканчивались эпической битвой, где рыцарь, герой-воин мечом дрался с драконом или с чудовищем. Но он – Май совсем не герой и не рыцарь, он всего лишь мальчик. И что теперь ему делать? Он чувствовал себя глупым и маленьким ребёнком, тем, который взялся за то, на что непригоден. В комнате Отто было тихо. Мысли витали по комнате, пока мальчик не уснул, оставшись полностью измученный ими. Май пока не знал, что на любой войне сражается сердце человека, а не меч.

Глава 20.
На утро он соскочил от возни Отто на крыльце. У Майя было ощущение, что тот вовсе не спал. Мальчик тут же начал собирать свой рюкзак, через секунду вспомнил, что даже не оделся. Это как-то неправильно выглядело. Поэтому сначала он всё-таки оделся, а потом дособирал рюкзак. В это время Отто вошёл в дом и буркнул, обращаясь к гостю:
- Глотни хотя бы чай, нехорошо идти голодным в такой путь.
Великан достал откуда-то из-под стола кусок сыра и хлеб, налил чай им обоим. Кружки дымились в прохладной комнате древесным ароматом. Хозяин залпом выпил стакан чая, с ударом в зажатом кулаке поставил его на стол и прямым взглядом посмотрел на мальчика. Его лицо выражало полную решимость.
- Я пойду с тобой. Помощник тебе не помешает.
- Куда? – не понял Май. Его кружка всё ещё дымилась в руке.
- Во Флорентию, куда ж ещё. У тебя всё равно плана нет, а там на месте вместе что-нибудь придумаем. Ты, конечно, не обижайся, но я потолковее тебя буду.
Последняя фраза мальчика совсем не обидела, Майю уже не важны были эти слова. Он был так счастлив, что Отто идёт с ним, что никакие слова не поколебали бы его радости. Май хотел обнять и зацеловать новоиспечённого компаньона. Но, естественно, мальчик не позволил себе такой вольности чувств. Он только пробарабанил:
- О! Отто, это так замечательно! Я и не думал, я даже не мечтал!
А Отто смотрел в окно, в его глазах Май видел грусть. Наш герой замолчал. Великан сидел в тишине, как будто вокруг не было никого. Потом произнёс:
- Ты знаешь, когда мой город был в беде, никто нам не пришёл на помощь. Я всё время ждал, что может быть когда-нибудь, как-нибудь, хоть кто-нибудь. Но никто не пришёл. А когда все наши жители ушли, я знал, что не смогу бросить свой дом, что я не могу оставить всё. Я должен был любой ценой сохранить нашу родину! Поэтому последние три года я делал всё, чтобы сберечь город таким, каким он был раньше – цветы, дома, заборы. Ты видишь, у меня получилось – здесь всё так, как будто бы они и не уходили…
Гигант замолчал, поправил занавески и продолжил:
- Но знаешь, чего не хватает моему дому, моему городу? - Всех. Всех, кто ушёл. Сначала я, почему-то, думал, они обязательно вернутся за мной. Но этого не случилось. Потом я решил, что они вернутся, если наш город будет спасён, если им будет куда возвращаться. И я ждал спасения каждый день, ждал, что река снова потечёт. Но этого тоже не случилось.
Май ничего не сказал, он боялся вздохнуть. Ему было так жаль, этого большого и одинокого последнего жителя своего любимого города. Ему было так жаль его! Отто снова нарушил тишину:
- Я бы хотел сейчас испытать это чувство спасения. Понимаешь? Хотя бы с другой стороны – со стороны принесшего это спасение.
Он встал, завернул оставшийся сыр в сумку и бодро произнёс:
- Пора идти!
Мальчик послушно соскочил, оставив так и нетронутый чай. Натянул рюкзак, отцовскую куртку и поспешил за выходящим Отто.
На улице стояла тележка с цветами. Страж города и цветов привязал тележку верёвкой к своему поясу и пошёл по родным улицам в сторону западных ворот.
- А цветы зачем? – удивился Май, еле успевая за компаньоном.
- Неужто ты думаешь, что я олеандр и фикус с азарией оставлю на верную погибель? Они же без воды не проживут! Или ты думаешь мы до вечера вернёмся? Очень сомневаюсь! И кто же их поливать будет? – Я! Поэтому они едут со мной. За три года у них не повял ни один листочек, не повянет и сегодня. – твёрдо ответил он.
- Хорошо, я не против. – промямлил наш герой, понимая, что его протест, в принципе, не сыграл бы никакой роли. По дороге схватив какой-то старый зонтик, Май подал его Отто. Тот вопросительно посмотрел на мальчика.
- Для цветов - от солнца. – пояснил Май.
Отто улыбнулся и поставил зонт над драгоценными растениями.
Так они и пошли вместе по жёлтой дороге к Флорентии. Издалека вырисовывались столь разные внешне и столь похожие изнутри спутники, качающиеся в такт своим шагам.
Они шли целый день. С каждым шагом ощущался холод всё сильнее и сильнее. Май благодаря своему сердцу не чувствовал этого, а Отто все сильнее жался к нему, пытаясь согреться. Воздух блестящими кристаллами осыпался от каждого выдоха. Снег не шёл, воздух был сухим и морозным. За Отто скрипя тащилась телега, цветы превратились в хрустальные статуи. Очень красиво, но очень грустно. Он не бросал их, даже замёрзшими. Великан решил твёрдо тащить свою телегу до конца.
Мир как будто застыл в безмолвии инея. Каждая травинка, каждый камешек были объяты серым пленом. Не было ни птиц, ни зверей, ни ветра. Путешественники шли, не роняя ни слово, как будто боясь нарушить гладь и таинственность тишины этого места. Замёрзший воздух поднимался высоко вверх, скрывая солнце полностью, как будто его никогда и не было. Но теперь Май знал – там, за серой тенью холода, оно есть. Мальчик всматривался в небо, и даже, казалось, видел в нём лучик, пол лучика, может, только тень его… Это было неважно. Солнце никуда не исчезло. Май знал это.
Через некоторое время Отто остановился.
- Нет, так дальше дело не пойдёт. Я не чувствую ног, пальцы не сгибаются. Я больше не могу.
Май, не веря своим ушам, посмотрел на спутника, не зная, что сказать. И только открыл рот, чтобы ответить, как увидел надвигающиеся на него две огромные руки великана. Отто схватил мальчика и как тростинку покинул. Май не успел оглянуться, как оказался на плечах великана. Земля только и успела перевернуться в глазах несколько раз. Отто выдохнул:
- Вот так-то лучше, намного теплее. Поедешь на мне и будешь греть меня.
С его спины под мальчиком и вправду потек растаявший лёд, руки, держа Майины ноги, чуть порозовели.
- Вот так и пойдём. – продолжил он улыбаясь.
- Но так тебе тяжелее идти, мы же медленнее пойдём. – возразил было Май.
Он не переставал удивляться силе и упорству этого великана.
- Ну и что? Если надо отдохну. А тебе надо быстрее дойти или вообще дойти? Так что не спорь. Тише едешь – дальше будешь. – обрезал тот.
Теперь они шли медленно. Май качался на плечах, окутываемый снежной дымкой дыхания своего друга. Тележка, скрипя, тащилась за ними. Когда наступил вечер, земля наполнилась такой густой тьмой, что не видно было и собственного носа. Отто достал откуда-то из-под цветов бутерброды с вареньем. В кромешной мгле они похрустели замерзшим хлебом и уснули, прислонившись друг ко другу спинами. Путники не разговаривали, ничего не обсуждали, никаких планов, никаких мыслей или задумок. Без слов они договорились пока только идти.
Следующее утро было таким же холодным и безмолвным, как и предыдущее. Ничего не изменилось. Казалось, здесь замёрзло даже время. Май шёл и думал о том, а может ли вообще время замёрзнуть? Он уже идёт так долго, как будто вечность позади.
А в то время, как он думал об этом, Отто замедлял шаг. Мальчик сначала не заметил этого. Но когда великан остановился, наш герой поднял глаза. Они оба стояли как вкопанные и смотрели перед собой. За обдумыванием того, как долог путь, Май не заметил, что путь окончен.

Глава 21.
Наш герой застыл, заставленный врасплох внезапно достигнутой целью. Перед Маем возвышалась огромная ледяная стена. Сквозь лучи морозного солнца она почти сияла голубым светом. От этого мир вокруг казался ещё холоднее. Несмотря на хмурую картину, открывшуюся перед ним, сердце мальчика всё ещё горело, пульсируя в такт дыханию, пальцы всё ещё были тёплыми, и он всё также сильно желал спасти этот город. Лёд был чист и прозрачен. И Май видел словно через стекло, огромный застывший город, укутанный снегом. Там внутри, под толщей льда были люди, дома, птицы. Май их отчётливо видел. Он видел их жизнь целиком. И это зрелище поражало. Он видел голубей, взмывшихся вверх, но застывших на полпути, он видел старика, почти уронившего яблоко, которое так и не упало, он видел цветы, людей, дома - и они были прекрасны.
Внезапно мальчик почувствовал, как Отто трясёт его за плечо. Май повернулся и увидел, как тот пальцем указывал на лёд, находящийся прямо перед ним.
- Смотри! У тебя не было плана, но теперь он у нас есть. Твоё сердце топит лёд. Смотри!
И правда, прямо перед Маем лёд прозрачными струйками стекал на землю. Его ботинки уже намокли. Мальчик поднял руку и дотронулся пальцами до леденящей стены. Пальцы мягко провалилась, холод легко поддавался теплу и превращался в воду. Май был поражен той силе, которой он обладал, которая всегда была в нём, внутри. Он сам был этой силой.
В этот момент Отто подбежал, держа в руке какую-то огромную палку. Где он только взял её!
- Ты не против?
Май не успел понять о чём тот спросил, как великан со счастливой улыбкой ткнул палкой в Майину грудь, прямо в сердце. Мальчик отскочил как ошпаренный, такой наглости и беспардонного неуважение к самому дорогому – к его собственному сердцу, он не ожидал. Но Отто это не остановило. И он продолжал тыкать в него своей деревяшкой.
- Так будет быстрее! Я возьму твоего огня, и ты зайдёшь с одной стороны, а я с другой. И мы вместе растопим весь лёд.
Такое объяснение друга потушило гнев мальчика и загладило бесцеремонное тыканье в грудь. Палка мгновенно вспыхнула яркими искрами. Май был беспредельно рад тому, что кто-то желает помочь этим людям столько же, сколько и он сам.
Схватив факел и неся его перед собой как знамя, Отто побежал вдоль холодных стен, обходя город слева. Наверное, было бы правильнее идти медленно, чтобы лёд таял поглубже. Но великану так не терпелось! Он так торопился обойти всё и побыстрее закончить задуманное, что просто был не в силах замедлить шаг.
Пока Май провожал глазами убегающего друга, перед ним самим образовалась растаявшая дорожка в самую глубь города. Через хрустальную гладь льда виднелись люди и цветы. Чуть вдалеке, впереди, был виден мальчик. Он был чуть младше Майя. Лёд сохранил его в беге, и он выглядел так, как будто бы парил. В незнакомых глазах застыл вопрос и непонимание. Чёрные ресницы обрамляли, казалось бы, слёзы. Май почти был уверен, что видит их. Эта страшное зрелище потянуло его за собой, и наш герой шёл прямо туда, внутрь города. Его тёплая ладонь потянулась к застывшим пальцам незнакомого человека. Как такой маленький мальчик мог оказать беде? Как такое могло произойти?
Май ничего уже не видел вокруг, только вопрос и непонимание в этих глазах, обрамлённых чёрными ресницами. И этот вопрос отражался в самом Майе. Он дотронулся до руки незнакомца, и лёд отступил. Вода закапала по пальцам, освобождая сантиметр за сантиметром от холодного плена того, кого он даже не знал.
К сожалению, наш герой был слишком поглощён чужой бедой и не заметил, той, что нависла над ним самим: от тепла его тела таяла не только фигура мальчика, но и всё вокруг, все снеговые стены, кольцом замыкающие наивного спасителя внутри своей западни. Снег превращался в ледяную воду. Её становилось всё больше и больше. Внезапно, в одно мгновение стены вместе со льдом и водой, одной глыбой рухнули, неистово обрушившись на маленькую фигуру мальчика с горящим сердцем.
Май даже не успел понять, что произошло. Всё это ледяное месиво подхватило его и понесло в неизвестном направлении. Лёд превратился в бушующую реку, бесцельно рассекающую город и захватывающую всё на своём пути. Волна накрыла мальчика с головой. Несчастный только успел увидеть перед глазами пузыри воздуха и мутную воду, мгновенно умчавшиеся прочь. Его, как тряпичную куклу, понесло в бурлящем потоке, который яростно метал всё на своём пути из стороны в сторону.
Вблизи пронеслась глыба льда, в ней Май на мгновение увидел себя как в зеркале. И в эту секунду он увидел, как волна льда накрыла его грудь, заполнив водою сердце. Огонь потух. В это самое мгновение Май увидел, как его собственное сердце погасло. Он осознал это ясно и страшно. И это было последнее, что маленький герой увидел – своё погасшее сердце.

Глава 22.
Вода была прекрасна. Свет прорезал белую глубину, вился лентам до самой земли, похороненной под водяной толщей. Кусочки льда бриллиантами сыпались, хрустально растворяясь. За ними скользили огромные глыбы, стены льда – медленно, плавно. И таяли. Лёд сдавался, превращаясь весь воду. Поток бережно нёс тело Майя, кружа в водовороте льдинок, чужих предметов и обломков.
А тем временем, там наверху уже светило солнце. Оно высвободилось из-за туч. В свете лучей небо уже не казалось такими чёрными и ужасающими. Теперь тучи серой вуалью обрамляли солнце, постепенно тая в его свете. Из-под холода открылся прекрасный вид на город. Тот представлял из себя гору, на верхушке которой возвышался изящный замок. От него спиралью вниз громоздились цветные домики. Лёд от замка сходил вниз, постепенно освобождая из своего плена целый город, метр за метром. Солнце освещало каждый кирпичик тоненьких башен. Поселение блестело от влаги, отражая долгожданное солнце. Деревья поднимали свои прогнувшиеся стволы, люди медленно вставали, растирая онемевшие ноги и руки. Бурный поток становился всё медленнее и спокойнее, отпуская из своих объятий всё, что захватил в бешеном беге.
На вершине города, под самым замком сидела на троне королева Одетта. Её длинное мокрое платье гладким линиями спускалось далеко по земле, ледяные струйки стекали по нему, окрашивая зелёную ткань изумрудными тенями. Жемчужные локоны ровными прядями покрывали плечи. На шее золотая цепочка держала сверкающую веточку изумрудов в форме лавровой веточки. На голове возвышалась аммолитовая корона как тоненький венок, вплетённый между локонами.
Снег сошёл с ее ресниц, льдинки каплями потекли по щекам, открывая проснувшийся румянец. Одним лёгким движение она встала, как будто бы не спала вовсе, и быстрыми шагами устремилась вперёд. Её хрустальная поступь была так легка, а статность фигуры так плавна, что казалось, она не задевает ногами землю, а идёт прямо по воздуху. Каждое движение как будто шептало – идёт королева, и заставляло весь мир замереть. Её рука была чуть приподнята и уверенно протянута вперед к неизвестной цели. Золотые туфельки быстро перебирали ступеньку за ступенькой, она бежала вниз, дальше и дальше. И никто не понимал куда. Проснувшиеся подданные расступались, освобождая ей дорогу, и вопросительно смотрели вслед. Платье шлейфом летело за спиной, летами теряя остатки ледяной воды.
Внезапно, в этот момент прямо над её головой шумно прошуршали два огромных белых крыла, со свистом рассекая воздух. Это была Ия. Её сильное тело белизной сияло в лучах солнца и стрелой мчалось вниз на край города, туда же, куда бежала королева. Внизу стояли уже ожившие люди. И только один человек лежал в воде, не поднимаясь. Это был Май. Ия с высоты громким плеском влетела в воду, где лежал мальчик. Резким ястребиным движение она выхватила его из растаявшего льда и положила на освободившуюся сушу. Бедный Май лежал на сверкающих камешках мостовой совершенно неподвижно. Это были камешки той самой жёлтой дороги – его пути, по которому он шёл сюда. Одетта летящим движением опустилась на колени и схватила Майино тело, бессмысленно прижимая к груди, она пыталась согреть его своим дыханием. Ия боялась даже дышать, не веря, что может быть уже слишком поздно.
- Малыш! Очнись! Ты же герой! Открой глаза! Очнись же! – молила королева. Её голос срывался, и глаза затемнила гаснущая надежда.
Ия стояла и смотрела на Майя оцепеневшая.
- Его зовут Май… - чуть слышно промолвила она. – Его сердце погасло.
Фигура и крылья летающей девочки ангельской белизной отражали свет прямо на тело мальчика. Но этот свет не согревал его. Если сердце потухло, потухла сама жизнь.
В этот момент подлетел Витольд. Его огромные крылья на мгновенье покрыли окружающих тенью. Он мягко опустился на одно колено и потрогал лицо мальчика.
- Одетта, уже поздно. Он не проснётся. – промолвил старик.
Его фраза тихо, но как гром упала на мостовую только что спасённого города. Застыло всё вокруг.
- Ну как же так! Это бессмысленная смерть… У него же получилось! – не могла сдаться королева, по её щекам текли слёзы, она всё также тёрла ледяные руки маленького героя, в тщетных попытках отдать всё тепло, которое у неё было.
В это мгновение сзади послышался тяжёлый топот шагов. Это был Отто. Весь вспотевший он нёсся к толпе, облепившей Майя. В руках прямо перед собой он держал факел.
- Я! Это я! Я знаю, что делать! Разойдись! – заорал он и почти протаранил стоявших людей.
Все обернулись, никто ничего не понял. Гигант споткнулся, почти упал, но на ходу со всего размаху вонзил горящий факел прямо в грудь Майя. Зашипела вода, вспыхнул огонь. Мальчик громко с хрипом вздохнул, резко открыл глаза и соскочил, не понимая, что происходит.
- Это его огонь, я поджёг палку от его сердца, когда мы только подошли к городу! – пояснил Отто, радостно указывая на Майя. Он скакал от счастья, что компаньон очнулся.
- Это ты правильно сделал, сынок! – сказал Витольд, яростно хлопая Отто по плечу так, что тот аж пригибался. – Это ты правильно сделал!
Май ещё ошарашено пытался понять, что произошло и где он находится. По щекам Витольда текли слёзы. Май яростно откашливался, Одетта держала его на руках, не выпуская из объятий. И не отрывалась сияющими глазами от маленького спасителя её царства.
- Я думал, что мы потеряли нашего смелого мальчика с горящим сердцем. – тихо добавил старик.
На небе светило солнце, такое сияющее, такое необъятное. Все стояли вокруг вновь так внезапно ожившего героя. Не оправившись ещё от потери, уже радовались возвращению жизни. Друзья стояли смотрели то на мальчика, то на друг друга и просто смеялись. Но самым счастливым казался Отто. В этот момент он думал о том, что он, Отто, сейчас находится на том, месте, где должен быть. Вокруг начали просыпаться цветы, и он в руках до сих пор держал горящий факел, которым лично спас друга. И уж точно не было на свете никого счастливее его. Не было никого счастливее.

Глава 24.
Наступают в жизни моменты, когда даже самых сильных или смелых людей нужно спасать. И тогда им на помощь приходят не самые сильные и не самые смелые – приходят самые верные. Такие друзья познаются не по словам, а по делам. И не в счастливые моменты жизни, но в самые тяжёлые.
За несколько дней город цветов подсох. Жители корпели над каждым цветком, над каждым кустиком, стараясь привести всё в порядок. Королева порхала как мотылёк, ни приседая ни на секунду, она с огромной радостью руководила восстановительными работами, заполнившими проснувшееся селение. Майю никто не давал ничего делать, все его берегли, боясь тратить его силы, как будто он болел. Что очень злило самого мальчика. И каждый, кто встречался с ним на улице, снимал свою соломенною шляпу с короткими полями, чуть кланялся почтительно здороваясь:
- Доброе утро господин огненное сердце!
Для Майя это так странно звучало, он совсем не привык к такому обращению. Так что он всегда краснел и не знал, что ответить. Но Витольд одобрительно кивал в сторону горожан и добавлял, обращаясь к мальчику:
- Ты заслужил, сынок.
Они последние дни очень много гуляли с крылатым старцем и разговаривали о разных вещах: о жизни, цветах, о людях, их страхах, их радостях, обо всем на свете. Ия летала вокруг них свободная, не останавливаясь, сверкая крыльями в лучах солнца.
Май спросил однажды Витольда:
- Почему вы прилетели? Вы же отказались от неба и полётов.
Витольд чуть улыбнулся:
- Мы не всегда принимаем правильные решения. Иногда жизнь делает вызов, и нам приходится отвечать на него. А знаешь, как можно ответить на вызов жизни?
- Как?
- Меняться, сынок. Это единственный способ ответить жизни. И не самый плохой. Твой приход в наш город и твоя отвага сделала нам вызов.
Май смотрел под ноги, на жёлтую дорожку, думал о том, что сказал старик, но вопросы не заканчивались в его голове. И он продолжил:
- Почему это случилось? Почему такому прекрасному городу кто-то захотел причинить вред? За что? Они же совершенно безобидны.
- Май, зло просто существует. Независимо от того, насколько этот мир прекрасен. Оно просто есть. И никто в этом не виноват. А знаешь, что на самом деле важно?
Мальчик не отрывался от синих глаз старика.
- Важно, что сделаешь ты. После удара встанешь, отряхнёшься и пойдёшь дальше. Или станешь сам этим злом.
Май задумался. И через паузу продолжил:
- Я не знал, что могу умереть. Наверное, если бы я это знал, то никогда бы не отправился в этот путь.
Эта мысль пронзила Майин разум и сердце. Мальчик как будто только в этот момент осознал всё, что с ним произошло. Это осознание причинило ему такую невыносимую боль, как будто из его груди вырвали мечту, а вместе с ней и кусок его самого. Вся его вера в себя, в свои силы рухнула с одним простым осознанием, что его огонь может погаснуть. Ведь это просто вода! Но даже она одним движением может его убить.
Витольд сел на корточки и посмотрел прямо в лицо нашего героя, как будто заглядывая внутрь его сущности. И сказал:
- Если бы ты не умер, то никогда не узнал бы, что можешь ожить.
- Но если бы вас, Отто и остальных не оказалось рядом, это был бы конец! Всё! – я бы умер!
Витольд погладил его по плечу, промолвив:
- Но для этого и нужны друзья, чтобы оказаться рядом в нужную минуту.
Он добавил:
- Мальчик мой, в жизни так не бывает, чтобы добро подаренное тобой другим пропало. Оно всегда возвращается. Ты подарил кусочек своего тепла нам, и оно к тебе вернулось в нужный момент.
Так они гуляли ещё долгие дни. Помогали королеве и её народу с восстановительными работами. Вечерами собирались вместе за чаем – разговаривали и смотрели на зелёных светлячков, вылетающих на закате. Отто не отрывал восхищённых глаз от королевы и не отходил от неё ни на шаг, стараясь помогать и быть полезным во всем. В его город снова потекла река, но он уже не хотел возвращаться туда. Великан уже не ждал своих жителей – он нашёл новый дом, в котором был счастлив.
Прошли дни и Майю пора было идти домой. Ведь его миссия выполнена. Для отъезда мальчика жители Флорентии смастерили ему небольшую лодку. Оказывается, от Флорентии течёт река прямо до родины Майя и переходит в тот самый ручей, на котором он так любил играть. Когда лодка была готова, мальчика вышел провожать весь город во главе с королевой.
Май залез в лодку посмотрел на берег. Среди толпы стоял Витольд. Он, улыбаясь, похлопал нашего героя по плечу. А Ия подошла к герою и подала какой-то серый свёрток. Мальчик развернул серую бумагу, там была завёрнута книга тёмно-бирюзового цвета. Он её открыл, и из страниц выплыли пушистые белые облака, задевая щёки мягкой прохладой.
Ия тут же добавила:
- Это книга про небо. В ней описаны все образы неба: от летней голубой дымки до чёрной ночи с блестящими звёздами. Небо – это место свободы. Пусть оно тебе припоминает о том, что ты помог нам понять очень важное - никакой страх не должен нас лишить свободы. Ведь никто не может лишить нас свободы, кроме нас самих.
Май был удивлён и смущён, что сыграл бóльшую роль в жизни этих людей, чем ожидал. И только, покраснев, ответил:
- Спасибо, книга прекрасна.
В этот момент подошла к лодке Одетта. Шуршащее платье шлейфом обвивало мягкие шаги. Она двумя руками пожала ладонь мальчика, и её янтарный взгляд заглянули прямо в глубь Майиных глаз. Она тепло произнесла:
- Малыш, спасибо за то, что ты схватил моё письмо в своем ручье. Спасибо за то, что ты не просто прочитал его, но и ответил на нашу просьбу, за то, что ты не отступил от своих убеждений и сделал всё, что мог для нас, несмотря на то, что ты шёл в этот путь один. Ты спас мой народ. Я никогда это не забуду. Спасибо!
Она нежным прикосновением подтолкнула лодку. Течение подхватило её движение, и Май медленно отплыл. Ему не верилось, что всё произошедшее было с ним и что он покидает всех этих людей, которые стали ему так дороги. Его переполняли чувства – он не хотел уходить и одновременно хотел вернуться домой. Мальчик не мог определить счастлив он или страдает. Боль и радость соединились в его горящем сердце. А Отто махал ему и улыбался.
Май был на пути домой. Он возвращался к любимым родителям и братишкам. Но сейчас он знал, что сам он уже не будет прежним. Это путешествие навсегда изменило его. Теперь мальчик на мир смотрел совершенно по-другому: сквозь радости и горести, сквозь боль и счастье, которые всегда одновременно наполняют нашу жизнь. Заметят ли перемену в нём близкие? Вряд ли. Некоторые воспоминания, мысли и чувства знаем только мы. Храним их как драгоценные бусины в тайной шкатулке сердце.
Ничего не бывает напрасно, ничего не проходит бесследно. И в сердце Майя всё так же горел кусочек солнца.

Анастасия Скоробогатова


      



 







 
© Powered by TSB News v.1.1beta6.2